Алмазов Б.Н. | Правовая психопатология

Автор: Заводчиков Дмитрий
Опубликовано: March 28, 2005, 5:58 pm

Ключевые слова (теги): юридическая психология

Оценка посетителей сайта:  7.00  (проголосовало: 3)
Алмазов Б.Н. Правовая психопатология: уч. пос.- Екатеринбург: Издательский дом УрГЮА, 2004. — 408 с.
Тираж пособия – 2 000 экз.
ISBN 5-7845-0035-X

Примечание:
УрГЮА – Уральская государственная юридическая академия, 620066 г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21.
Производственно-полиграфический отдел Издательского дома УрГЮА 620066 г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 23.

Для начала приведу аннотацию из самого пособия.
«Освещены юридические аспекты психических расстройств и недостатков; правосубъектность гражданина, затрудняющегося в реализации своих прав и свобод из-за отклонений в психике; обязанности правоохранительных органов защищать интересы таких людей. Рассмотрен порядок установления соответствующих доказательств, описаны виды психических расстройств в их значении для судебного решения.
Студентам юридических вузов, юристам-практикам, специалистам, привлекаемым для психиатрической и комплексной психолого-психиатрической экспертизы».

Сведения об авторе:

Алмазов Борис Николаевичпрофессор Уральской государственной юридической академии, доктор педагогических, кандидат медицинских наук, руководитель Клиники правовой и психологической помощи.
Трудовую деятельность начинал врачом-психиатром, занимался судебно-психиатрической экспертизой. С 1979 г. ведет курс судебной психиатрии в УрГЮА. В соавторстве с сотрудниками Академии Б.Н. Алмазов издал ряд работ: «Психически больной и гражданский закон», «Оценка психического здоровья уголовным законодательством», «Практикум по судебной психологии для юристов» и другие. Научные интересы связаны с проблемой психической средовой адаптации несовершеннолетних с ограниченными возможностями. Автор известных работ по этой теме: «Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних», «Психологические основы педагогической реабилитации». В годы перестройки возглавлял Российскую ассоциацию педагогической реабилитации детей и подростков. Участвовал в подготовке законов Российской Федерации о защите прав несовершеннолетних. Консультирует правоохранительные органы по вопросам психолого-психиатрической и психологической экспертизы.


Это суховатый абстракт стандартной аннотации, на которую любой, приобретающий книгу, обратит внимание в последнюю очередь, предпочитая самостоятельно составить впечатление о содержании. Конечно в данном случае любой – это профессионально «подкованный», имеющий устойчивые интересы, профессиональную позицию и ориентирующийся в поле специальной литературы. Порадовало, что в данной аннотации нет набившей оскомину фразы «… и для всех, кто интересуется психологией (или юриспруденцией)», по моему скромному мнению для целей просвещения книги должны писаться специально. Отметим, однако, что стиль пособия дает возможность, приложив известные интеллектуальные усилия, разобраться в предмете темы даже не очень просвещенному.

Обзор будет достаточно подробно строиться по главам, поскольку было время его подготовить. Это позволит получить более полное представление о содержании пособия. Сознаюсь также, что в этом описании без зазрения совести буду использовать формулировки Бориса Николаевича, что, на мой взгляд, поспособствует снижению вероятности субъективной трактовки некоторых специфичных моментов (поскольку я все же не специалист ни в праве, ни в психопатологии), а во-вторых, передаст стиль написания и авторскую позицию. Прямые цитаты будут представлены в кавычках.

Глава 1. История правового регулирования отношений психически больных людей с обществом и государством.

На наш взгляд, достаточно сказать только, что анализ сконцентрирован на изменении правового статуса психически больных лиц. В самом начале главы отмечается, что «Естественный разум и практический рассудок людей задолго до появления точных знаний отнес психические расстройства к разряду несчастий, в происхождении которых человек не волен и посему не заслуживает враждебного отношения ни к себе, ни к своим поступкам». Далее автор рассматривает закономерное историческое развитие этого образа в глазах общества и связанного с ним формирования правового статуса, востребованного Фемидой для регуляции изменяющихся общественных отношений.

Глава 2. Юридические критерии в оценке психических расстройств.

В данной главе раскрывается роль специалиста в определении правосубъектности по факту психического недостатка, описаны современные представления о поле деятельности специалиста в области психопатологии. Заканчивается глава фиксацией границ понятия «психический недостаток» в современной юриспруденции.

Б.Н. Алмазов, анализируя роль специалиста и его поле деятельности, отмечает, что «… по некоторым направлениям законодатель еще дальше уходит от «душевной болезни» к личности человека», в связи с чем расширяется, изменяется и уточняется не только формулировки, и, соответственно, смысл определенной юридической терминологии, но становятся востребованными в юридической практике психологические, социологические и педагогические знания. По мнению автора именно эти знания будут востребованы выразителями личных интересов граждан (адвокатами), расширяя границы их компетенции, если те возьмут на себя смелость и силы освоить новые территории. По словам Б.Н. Алмазова, реальный человек (вместо некоего абстрактного физического лица) все более заявлял о себе, поэтому законодатель был вынужден включить в процесс отправления правосудия новых специалистов (в частности, специалистов в области психической средовой адаптации) и расширить полномочия суда в оценке индивидуальных отличий. Человек перед лицом правосудия стал не только рассчитывать на признание отсутствия душевного заболевания, но и претендовать на понимание индивидуальных проблем, связанных с ограниченными возможностями личности, не позволяющими поспеть за прогрессом и движением цивилизации.

Вкупе с определением исходных представлений о психическом недостатке и анализе специфических признаков, важных для юриспруденции, рассматриваются и меры, которые формулирует законодатель в отношении людей с психическими недостатками, поскольку вынужден согласовывать права личности и права общества. К ним (мерам) относятся уменьшение или освобождение от ответственности, представительство интересов, а также социальные ограничения и государственное принуждение. В заключение своего анализа автор констатирует: «… всем ходом истории судебная психиатрия удаляется от клинической медицины в ее традиционном понимании, движется в направлении юридической антропологии с присущими ей представлениями о человеке и его адаптации к обществу и государству. А юриспруденция … решительно вступила в необозримое пространство личности, где ей предстоит еще овладеть многими умениями обращаться с человеком не как с абстрактным лицом, а как с живым и реальным индивидуумом».

Глава 3. Право психически нездоровых лиц на социальную защиту и поддержку.

В данной главе анализируется позиция государства по отношению к людям с психическими недостатками, пополняющими под незаметным, но постоянным давлением цивилизации когорту отщепенцев, становящимися аутсайдерами цивилизации в силу неспособности противостоять социальной стихии. Определяются психологические особенности таких людей и условия, вытесняющие их на обочину жизни.

Далее отдельный параграф посвящен опеке, где достаточно подробно описываются все ее аспекты, включая исходные положения о дееспособности и правоспособности.

Второй параграф освещает проблемы гражданской правосубъектности дееспособных лиц с расстройствами психического здоровья в различных видах права (трудовое, жилищное и т.д.), когда нет оснований для признания недееспособности, но есть причины оспаривать правовые последствия действий, совершенных в болезненном состоянии, и ходатайствовать об освобождении от ответственности за неправильные действия.

В третьем параграфе рассматривается компенсация психического вреда. Б.Н. Алмазов превосходно иллюстрирует проблемные места компенсации морального вреда в существующем законодательстве. Рассматривая в качестве объекта вредоносного воздействия личность человека с его представлениями о чести и достоинстве, автор считает нецелесообразным перечислять составы этих действий, поскольку убежден, что суду вполне достаточно установить факт перехода человека в разряд людей с ограниченными возможностями и обеспечить своим решением компенсацию морального вреда в размерах, диктуемых социальной справедливостью.

Далее в главе анализируется представительство в судебных и иных органах, здесь вновь раскрываются вопросы право- и дееспособности, опекунства, представительства и т.п., но в ином ключе.

Последний параграф посвящен вопросам социальной поддержки психически больных людей. Анализ в данном параграфе сопровождается комментариями к Закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и другим законодательным актам, обеспечивающим соответствующие права в иных аспектах общественной жизни.

Глава 4. Социальные ограничения и государственное принуждение в отношении психически больных людей.

В главе рассматриваются принудительные меры медицинского характера по законодательству о здравоохранении и по уголовному законодательству. В отношении уголовного законодательства раскрыта (и достаточно подробно) категория невменяемости. Подробное описание главы практически соответствовало бы ее фактическому содержанию, поскольку подробно и последовательно описываются меры, предпринятые законодателем для защиты общества от нежелательных последствий сосуществования с психически нездоровыми.

Глава 5. Невиновное причинение вреда в связи с расстройством психической деятельности.

Пятая глава посвящена обзору расстройств психической деятельности, которые дают основания освободить причинителя вреда от каких бы то ни было правовых последствий своего поведения.

Первый параграф рассматривает несоответствие психического развития достигнутому возрасту как основание для признания невиновным. Речь идет о ст. 20 УК РФ, где формулировка законодателя «не связанное с психическим расстройством» обозначает состояния, не подпадающие под клинический диагноз «олигофрения», с которым соотносится категория традиционной невменяемости. В названной статье законодатель предписывает ориентироваться на зрелость сознания и независимость воли. Именно эти критерии и анализируются в дальнейшем. Примеры, достаточно типично отражающие проблемы, с которыми приходится сталкиваться в практике подросткового правосудия, замечательно иллюстрируют материал, позволяющий выделить три группы признаков, которые необходимо сопоставлять при оценке уровня психического развития. К ним относятся: а) физическое созревание, свидетельствующее о гармоничности внутренней жизни и соблюдении биологических ритмов взросления; б) интеллектуальное развитие, позволяющее судить о наличии знаний, необходимых для того, чтобы отдавать себе отчет в своих действиях (сознании); в) мотивационное взросление, указывающее на способность соотносить свои побуждения с истинным смыслом социальных отношений (свободу воли). Далее рассматриваются варианты задержки психического развития: умственная отсталость, психический инфантилизм, семейно-педагогическая запущенность. Б.Н. Алмазов делает особый акцент на том, что чистые типы встречаются крайне редко, чаще проявляются совместно, однако стержневой признак специфично окрашивает картину заторможенного развития личности. Автор предупреждает, что оценка психического здоровья несовершеннолетнего в совокупности с проблемами становления личности является самой сложной из сфер, где суд сотрудничает с представителями наук о человеке.

Во втором параграфе рассматриваются расстройства психики в экстремальных состояниях. Речь идет о ст. 28 УК. Здесь речь идет о сравнительно новой для юриспруденции характеристике – об адаптивных возможностях сознания. Далее речь идет о реакциях по типу короткого замыкания, аффектах, нервном шоке, просоночных состояниях, патологическом опьянении. Примеры превосходно иллюстрируют каждое состояние, позволяя воспринять общую картину расстройств психики в экстремальных ситуациях. Однако автор делает заключение о том, что вполне категоричные выводы о невиновном причинении вреда основываются на субъективных и не очень точных психологических и психиатрических исследованиях, что и подтверждается примерами.

Глава 6. Доказательство юридической значимости психических расстройств при отправлении правосудия.

Данная глава посвящена вопросам предоставления в суд исчерпывающих сведений о реальном состоянии здоровья субъекта по конкретному делу.

В частности рассматривается использование правосудием данных несудебных психиатрических экспертиз, к которым относятся: медицинское освидетельствование наркоманов и лиц, страдающих хроническим алкоголизмом; заключение о состоянии психического здоровья лица, отбывающего наказание; врачебно-трудовая экспертиза (ВТЭ); военно-врачебная экспертиза; сведения о состоянии здоровья из источников, определяющих профессиональные ограничения; психолого-медико-педагогическая комиссия.

Далее рассматривается правовое положение психиатра-эксперта и его деятельность. Третий и четвертый параграф освещают соответственно судебно-психиатрическую экспертизу в уголовном и гражданском процессе.

Отдельным параграфом подается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, охватывающая круг ситуаций, где заболевание выступает только фрагментом или компонентом рассматриваемой законом ситуации. К объектам комплексной оценки относятся интеллектуальная недостаточность, аномалии характера, ранее перенесенные заболевания (оказывающие в конечном итоге воздействие на психику), кратковременные сильные эмоциональные реакции (аффекты), подавленность духа (вследствие стечения неблагоприятных личных обстоятельств). Круг вопросов, решаемых с помощью подобной экспертизы, заключается в установлении ограниченной вменяемости, соответствия реального психического развития биологически достигнутому (паспортному) возрасту, уточнении вероятности использования преступником болезненного состояния или психического недоразвития потерпевшего. Особо следует отметить специфику комплексной экспертизы, поскольку задачи, формулируемые для решения каждого из трех вопросов, вторгаются не только в компетенцию психиатра и психолога как соответствующих специалистов, но и в область их совместной компетенции.

Глава 7. О предмете доказывания в судебной психиатрии.

Ключевые понятия психического расстройства (ВОЗ ООН, 1992 г.) «страдания» и «личностный», как констатирует автор, относятся к субъективному миру человека и чрезвычайно сложны в доказательном отношении. Предметом науки поэтому выступают более простые и доступные исследованию психические свойства и качества, а личность в картине того или иного психического расстройства присутствует в виде некоего эвентуального фактора.

Соответственно далее речь идет по параграфам «О сознании», «О восприятии», «О памяти», «О мышлении», «О воле», «Об эмоциях». Описывать подробно каждый параграф не имеет смысла, сокращение в данном случае будет ущербным описанием содержания. Отмечу только, что есть соответствующие ссылки на статьи, которые и раскрываются, а также иллюстрация примерами. Объяснения доступны и неспециалисту в области психических расстройств.

Глава 8. Психические расстройства на биологически измененной почве.

Это, пожалуй, самая содержательная в отношении психопатологии глава. Здесь никакой самодеятельности в описании, привожу отрывки.

«С точки зрения причин психического расстройства весь массив заболеваний (страданий, аномалий, отклонений, состояний – в разные времена предпочтение отдавалось то одним терминам, то другим) можно разделить на две большие группы: вызванные патологией ЦНС, когда «нарушена нормальная психофизиологическая организация», и аномальные реакции на нервно-психические перегрузки.

В свою очередь психические расстройства на биологически измененной почве по характеру болезненных процессов классифицируются следующим образом:

  • радикалы (травматический, сосудистый, инфекционный и др.), когда деятельность мозга расстраивается из-за интервенции повреждающего начала извне;
  • конституции – фенотипические недостатки ЦНС, на почве которых характер и интеллект не обеспечивают эффективной психической средовой адаптации;
  • душевные болезни, разрушающие мотивообразующую сферу личности по неустановленной причине».

Далее следует подробное описание согласно классификации.

Глава 9. Реакция на стечение тяжелых жизненных обстоятельств.

«… законодатели издревле снисходительно относились к проступкам лиц, подавленных и психологически исковерканных жизнью. Формулировки менялись соответственно эпохе, но суть юридической категории, смягчающей бремя ответственности, оставалась неизменной: адаптивные возможности человека не безграничны и есть предел, за которым отрицательные эмоции могут сузить сознание и мышление и толкнуть волю на импульсивные или недостаточно контролируемы поступки».

Именно адаптивные возможности человека, существенные для правовой регуляции отношений и являются предметом рассмотрения в данной главе. Анализируются значимые для юриспруденции понятия: стресс, психогенные расстройства самочувствия, неврастения, девиантное развитие личности.

Особое внимание психологов, на наш взгляд, должна привлечь авторская концепция психической средовой адаптации, основанной на психологии отчуждения и представлении о социальных ролях, в которых «человек выполняет требования своего положения» (Т.Парсонс) и реализуются (или не реализуются) основные социальные потребности, формируя восприятие и позицию по отношению к социальной среде. Полноценное ознакомление требует лекций (желательно, чтобы их читал Б.Н. Алмазов в своем неповторимом стиле), поэтому охарактеризуем ее коротко, опираясь на первоисточники.

«Как правило, плюсы и минусы социального статуса в какой-то мере компенсируют друг друга, если брать во внимание одновременно все три сферы межличностных отношений, в которых формируется, развивается и существует личность: коллектив, семья, среда неформального общения. Однако возможность маневра между ними в поисках подходящей роли может отсутствовать как по внешним, так и по внутренним причинам. Тогда конфликт выходит за рамки отдельного поражения и человек превращается в типичного неудачника. У него появляются черты присущие всем аутсайдерам. Ситуация трансформируется в личность».

Набор ролей в каждой из сфер достаточно велик, автор считает, что для полноценного анализа достаточно семи. Наиболее привлекательная располагается в центре, в точке, от которой отходят три луча (соответственно сферы межличностных отношений: коллектив, семья, среда неформального общения на каждом из которых семь точек), и образует окружность, радиусом в два интервала между позициями. Три окружности составляют фигуру, которая иллюстрирует проблемы средовой адаптации и вероятные причины психического напряжения, способного вызвать реакцию отчуждения. Если окружность охватывает центр схемы, занимаемая роль обычно воспринимается человеком без внутренних конфликтов, она в принципе приемлема. Если окружности пересекаются между собой, соотношение ролей в смежных сферах принимается личностью как нормальное, не содержащее повода для психического напряжения. Если между окружностями есть пространство, самооценка человека, как правило, страдает.

Таким образом, потенциально возможны три ситуации.

Ситуация 1: две окружности, одна из которых охватывает центр, пересекаются между собой, а третья располагается на дистанции от них. Это сигнализирует о том, что в данной сфере отношений имеются проблемы, решение которых требует усилий и напряжения адаптивных свойств личности, обычная реакция обозначается как «феномен исключения третьего» из системы личностных смыслов. Равновесие нарушается, когда человек попадает в обстановку, где общество требует навыков и умений именно в сфере отщепления. Например, «маменькин сынок» (не принятый в неформальной среде) в казарме, «любимчик среды» (отщепление в среде коллектива) в экипаже, «общественник» в состоянии влюбленности.

Ситуация 2: только одна из окружностей охватывает центр, а две другие расположены на дистанции от центра и от нее, это означает, что приемлемая роль доступна человеку лишь в одной из сфер МЛО. В двух других неудачи обнаруживают себя достаточно очевидно. Личностные смыслы концентрируются в той сфере, в которой человеку сопутствует хоть какой-то успех, поскольку он не в состоянии игнорировать поражения в других сферах, то есть, формируется реакция «социальной ниши». Человек становится «пересоленным службистом», с вакуумом после работы, который нередко заполняется абсолютно бесцельным пьянством, вливается в ряды «уличного племени» в его самых разнообразных модификациях, приспосабливается только в семье, превращаясь в домашнего ипохондрика, изводящего близких совершенно неуместными по возрасту капризами. Приспособление достигается через реальный разрыв связей с неприветствующими их сферами МЛО, то есть ценой социального отчуждения. Нередко возникают субкультуры, несущие в себе признаки ущербности тех, кого они объединяют.

Ситуация 3: ни одна из окружностей не достигла центра и не пересекается со смежными, человек терпит поражение во всех сферах МЛО. Отчуждение у таких людей направлено внутрь личности и выглядит как иное переживание личностных смыслов социальной роли. Из их когнитивной (понимание норм и правил) формы постепенно исчезает оживляющее их аффилиативное (тяга к единению со средой) содержание. Поначалу в ход идут внутренние резервы личности, чтобы ценой компромисса или конфликта удержать баланс между самооценкой и официальным статусом. И лишь в тех случаях, когда их бывает недостаточно из-за природной слабости натуры или в результате слишком сильного давления, конструктивные формы и способы реагирования сменяются аномальными. На первых порах маргинализации преобладает компенсаторно-уступчивый тип поведения. Человек старается достичь признания и взаимопонимания в обход недоступных ему способов, которыми пользуются остальные (ему не достает ума, вкуса, навыков, умений, воли, решимости, уверенности в себе, чувства юмора, и сравняться с окружающими нет никакой реальной перспективы). Излишняя услужливость и тяга к самокритике на людях чаще всего свидетельствуют не о характере человека, а о состоянии его психической средовой дезадаптации. Когда такой пластичности недостаточно, чтобы обеспечить собственное достоинство, проявляются признаки демонстративно-оппозиционного реагирования. Задевая самолюбие людей, вынуждая их опускаться до общечеловеческих чувств, человек старается преодолеть барьер отчуждения, воздвигаемый корпоративными условностями отторгающей среды. Когда и конфликт не помогает, наступает расщепление между социальными представлениями и чувствами, что в корне меняет способ целеполагания. Человек либо удаляется под покровительство субкультур асоциального толка, либо уходит в себя с перестройкой самосознания на воображаемые ценности.

Такова в самых общих чертах картина возникновения средовой дезадаптации.

Глава 10. Психопатология аддиктивного поведения.

Первый параграф посвящен истории взаимодействия наркозависимых людей с обществом и государством. В этом сравнительно небольшом по объему параграфе достаточно сжато, но с интересными подробностями и выводами содержится историческая информация по рассматриваемому вопросу, а также анализируются современные тенденции наркозависимости в мире.

Во втором параграфе рассматривается токсикологический аспект проблемы, а именно влияние и токсикологическая картина согласно классификации наркопристрастий по целям применения одурманивающего средства. Весьма сжато по объему, но вполне ясно описаны взаимодействие каждой группы веществ с организмом человека и конкретные последствия.

Третий параграф посвящен клиническим аспектам наркозависимости, иначе говоря – психологическим причинам и признакам приобретенных наркопристрастий. Рассматриваются также способы медицинского воздействия на наркозависимых.

В последнем, четвертом, параграфе рассматривается правовое регулирование оборота и потребления наркосодержащих, фармакологических и токсических веществ.

В заключении Б.Н. Алмазов еще раз подчеркивает, что «…судебная психиатрия все стремительнее удаляется от канонов традиционной клинической ментальности и поворачивается к состояниям, обуславливающим появление лишь проблем эффективности поведения». Можно было бы утверждать, что психология активно вторгается в юриспруденцию. На самом деле, произошло смещение в сторону юридической антропологии и введение в юридическое поле не только аномальной личности, но и нормальной личности, которой в суровых условиях равнодушия социальной среды и давления цивилизации недостает адаптивных сил. Это создает, с одной стороны, «вакуум» именно психологического знания, с другой – смягчения клинических позиций и требует их взаимодействия. Кроме того, автор считает своим долгом напомнить, что «… совершенствование знаний о природе человека есть не только профессиональный долг, но и необходимое условие юридической деятельности».


Статьи автора

Количество статей: 1

 Статьи

Версия для печати
Добавить в «любимые статьи»

Блоггерам - код красивой ссылки для вставки в блог
Информация об авторе: Заводчиков Дмитрий
Опубликовано: March 28, 2005, 5:58 pm
 Еще для блоггеров: код красивой ссылки для вставки в блог

Комментарии

1 Виталий (гость) 26.08.2005 09:36

Cкажите — известны ли случаи использования преступниками психически больных людей — в частности — психически больных бывших спортсменов ?


2 fautor (гость) 10.09.2005 16:16

Да, известны. Конкретно этой темой не интересовался, но слышал на лекциях по УП как д.ю.н. Юрий Алексеевич Красиков приводил подобный пример, это были не спортсмены.

3 Максим (гость) 24.03.2012 12:32



Имя:
E-mail:
Open-ID:
введите код с картинки:


Правила:
Разрешены тэги: <b>, <i>, <u>. Если хотите дать ссылку - пишите ее просто: http://... Все поля обязательны. Ваш email на странице отображаться не будет.


Смайлики:
:) :( ;) :D :lol: :eek: :mad: :weep:
Текст сообщения:


Хотите зарегистрироваться на сайте?
Тогда можно будет комментировать, не вводя код.

Спамить бесполезно, все ссылки в комментариях идут через редирект.
Флогистон / обзоры и рецензии / обзоры книг / Алмазов Б.Н. | Правовая психопатология
Еще в рубрике:

Андрей Ловаков
Страук Б. (2013). Тайны мозга взрослого человека. Удивительные таланты и способности человека, который достиг середины жизни


1Андрей Ловаков
Чиксентмихайи М. (2013). Креативность. Поток и психология открытий и изобретений


1Наталья Завоеванная
Наталья Петровна Бехтерева. Магия мозга и лабиринты жизни (дополненное издание, 2013г.)


Андрей Ловаков
Рамачандран В. (2012). Мозг рассказывает. Что делает нас людьми


Андрей Ловаков
Станович К. (2012). Рациональное мышление. Что не измеряют тесты способностей


1Андрей Ловаков
Зимбардо Ф. (2013). Эффект Люцифера: Почему хорошие люди превращаются в злодеев


Андрей Ловаков
Прохазка, Д, Норкросс, Д., Ди Клементе, К. (2013). Психология позитивных изменений. Как навсегда избавиться от вредных привычек


Андрей Ловаков
Вандербильт Т. (2013). Трафик. Психология поведения на дорогах


Андрей Ловаков
Саймонс Д., Шабри К. (2011). Невидимая горилла, или История о том, как обманчива наша интуиция


Андрей Ловаков
Теврис К., Аронсон Э. (2012). Ошибки, которые были допущены (но не мной): почему мы оправдываем глупые убеждения, плохие решения и пагубные действия


Андрей Ловаков
Смит Дж. Псевдонаука и паранормальные явления: Критический взгляд


2Пучкова Юлиана Олеговна
Ж.Сергеева и Ю.Пучкова. Отзыв на книгу Г.Бедненко «Красавица или чудовище: волшебная сказка и индивидуальный миф»


Татьяна Лапшина
Галина Бедненко| «Красавица или чудовище: волшебная сказка и индивидуальный миф»


2Екатерина Пахомова
Лаборатория психодиагностики и консультирования ЮУрГУ готовит к печати издание «Психометрика»


1Ларионова Л.Г.
Бедненко Г.Б. | «Греческая мифодрама: Деяния богов»


4Татьяна Лапшина
Лесли Кэмерон-Бэндлер, Майкл Лебо | «Заложник эмоций»


6Константин Ефимов
Р. Аппигнанези. О. Зарате | «Фрейд за 90 минут»


1Константин Ефимов
Робин Скиннер, Джон Клииз | «Семья и как в ней уцелеть»


Татьяна Лапшина
Марк Хэддон | Загадочное ночное убийство собаки


2Татьяна Лапшина
Галина Бедненко| «Боги, герои, мужчины. Архетипы мужественности»


1Константин Ефимов
Эндрю Самуэлс «Юнг и постъюнгианцы»


41Константин Ефимов
Лиз Бурбо | «Пять травм, которые мешают быть самим собой»


7Татьяна Лапшина
Нагао Тадахико, Сайто Исаму | «Кокология. Игра самораскрытия»


4Татьяна Лапшина
Галина Бедненко| «Греческие Богини. Архетипы женственности»


18Роман Золотовицкий
Я.Л.Морено «Социометрия»


31Татьяна Лапшина
Носсрат Пезешкиан| «Торговец и попугай. Восточные истории и психотерапия»


3Заводчиков Дмитрий
Алмазов Б.Н. | Правовая психопатология


Константин Ефимов
Пол Холмс | «Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и психодрама»


2Константин Ефимов
Мак-Вильямс Н. | «Психоаналитическая Диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе»


Константин Ефимов
Эллинор Барц | Игра в глубокое. Введение в юнгианскую психодраму

Поиск