Три месяца с Евангелионом: опыт групповой аниметерапии

Авторы: Захар Говин , Марина Андронова (Волохонская)
Опубликовано: February 10, 2010, 2:10 am

Ключевые слова (теги): кинотерапия, аниме, аниметерапия

Рассматривая и изучая течение человеческой жизни, современные гуманитарные науки часто используют такие термины, как «сценарий», «роль», «персонаж», «сюжет». Эта практика, с одной стороны, восходит к транзактному анализу (Э. Берн [1]), а с другой стороны, опирается на драматургические направления в социологии (И. Гофман [2]) и психологии (Я. Л. Морено [3]). Рабочая модель, в которой биография клиента или отдельных её периоды отождествляются с сюжетом романа, пьесы, кинофильма или сериала, оказалась плодотворной как для академических исследований, так и для практической психологии.

В конце ХХ века британский психолог Берни Вудер начинает использовать в своей работе кинотерапию — путь к преодолению психологических затруднений через просмотр и последующее обсуждение художественных фильмов. Сначала его открытие воспринимается коллегами скептически, но впоследствии всё больше психологов начинают использовать индивидуальную и групповую кинотерапию в своей работе. Ещё одно название, которое обычно используется для описания этой арт-терапевтической техники, — кинотренинг. На кинотренингах используются различные методы анализа фильмов: интерпретация сюжета, погружение в метафору, работа с символами и их расшифровка, спонтанное обсуждение и другие [4].

Значительно реже, чем художественные фильмы, используются в кинотерапии сериалы. Как правило, о «сериалотерапии» упоминают люди, которые используют этот метод для себя, не опираясь на профессиональную психологическую базу. Так, например, в сети можно встретить рекомендации просто посмотреть тот или иной сериал в качестве лекарства от разнообразных душевных недугов [5]. Та же история происходит и с мультипликационными сериалами, предназначенными как для взрослых, так и для детей. По всей видимости, психологи ещё не обратили пристального внимания на потенциальные возможности художественных и мультипликационных сериалов: неудивительно, если учесть, что с момента изобретения собственно кинотерапии не прошло и двадцати лет. Хотя справедливости ради следует отметить, что  вскоре после появления «мыльных опер» влияние сериалов на психическое состояние человека было предметом изучения психологической науки. В частности, рассматривались вопросы привыкания человека к сериалам, действие эмоциональных переживаний, возникающих при идентификации с персонажами сериалов, и т. п.

В этой небольшой заметке мы хотим рассказать о собственном опыте использования сериала в рамках кинотренинга. Выбор между отдельными кинофильмами и сериалом был сделан в пользу сериала по следующим причинам:
1. Наша жизнь значительно больше соответствует метафоре сериала, чем метафоре набора отдельных художественных фильмов. Несмотря на то, что в жизни мы сталкиваемся с разнообразными сюжетами, в этих сюжетах принимают участие одни и те же персонажи, встречаются одни и те же поведенческие паттерны, проявляются одни и те же ведущие темы. Поэтому, поставив перед собой цель помочь будущим участникам в исследовании их жизни в целом, а не отдельных её тем и моментов, мы выбрали сериал.
2. Любопытство по поводу того, как будут развиваться события в следующих сериях, создают дополнительную мотивацию посещения группы для участников (вспомним, как переживают наши пожилые родственники, пропустив один день в просмотре своего любимого сериала по телевизору!), тогда как при просмотре отдельных фильмов такой мотивации не возникает.

Наш выбор имел ещё одну специфическую особенность: помимо того, что в качестве стимула в тренинге мы использовали сериал, это был аниме-сериал. Сделаем небольшое отступление и дадим небольшую справку о том, что такое аниме, для тех читателей, которые никогда не сталкивались с этим жанром.

Аниме [6] — это разновидность анимационного искусства, японская анимация. В отличие от анимации других стран, предназначаемой в основном для детской аудитории, бОльшая часть выпускаемого аниме рассчитана на подростков и взрослых людей, и во многом за счёт этого имеет высокую популярность в мире. Аниме часто (но не всегда) отличается характерной манерой отрисовки персонажей и фонов. Издаётся в форме телевизионных сериалов, а также фильмов, распространяемых на видеоносителях или предназначенных для кинопоказа. Сюжеты могут описывать множество персонажей, отличаться разнообразием мест и эпох, жанров и стилей. Наиболее популярные аниме-сериалы за счёт высокой продолжительности (иногда до 15 лет) демонстрируют динамику личностного развития своих персонажей, базирующуюся на психических и физиологических изменениях.

Отдельного упоминания в контексте данной статьи заслуживает передача эмоций, для которой в аниме имеется множество разнообразных средств. Помимо традиционных проявлений чувств — изменения выражения лица или тона голоса — используется ряд других приёмов. Эмоции могут изображаться подчёркнуто нереалистично, гипертрофированно — персонажи говорят с закрытыми глазами, чтобы передать безапелляционность, или принимают картинно демонический вид, когда проявляют гнев. В комедийных ситуациях, с целью показать несерьёзность чувства, применяются пиктограммы, такие, как картинка «капельки пота» или «вздувшихся вен», возникающие поверх головы героя либо в рамочке над ней.

Большая часть аниме-сериалов обладает ярко выраженным эмоциональным и идейным подтекстом. При помощи образов режиссёр создаёт подходящий эмоциональный фон для передачи своих мыслей. Популярными идеями являются: идея стойкости, нежелания сдаваться сколь угодно могущественным людям или обстоятельствам, идеи самоопределения и выбора жизненного пути, мораль человека. Различный возраст целевой аудитории зачастую влияет на идейный подтекст произведения: приключения в жанре сёнэн, обычно адресуемые юношам старше двенадцати лет, чаще содержат «простой» эмоциональный ряд (не сдаваться, защищать друзей, и т. д.) с меньшей проработкой деталей, чем философские или психологические произведения для взрослых в стиле сэйнэн или дзёсэй.  «Простота», однако, не означает, что идеи таких сериалов «детские» или даже «наивные», «максималистские» — или что такие сериалы не рассчитаны на старшее поколение. В более серьёзных сериалах рассматриваются вопросы смысла жизни, морали, проблемы эскапизма, одиночества и разделённости людей, религии. Кроме того, при создании сюжета учитывается пол целевой аудитории. Так, например, стиль сёдзё ориентирован на девушек в возрасте от 12 до 16-18 лет. В центре сюжета, как правило, находится девочка или девушка и вопрос её становления как личности, часто присутствуют любовные отношения разной степени близости, большое внимание уделяется развитию образов персонажей, молодые люди очень красивы, благородны, храбры и самоотверженны [7].

Две основные причины, по которым мы остановились именно на аниме-сериале, имеют отношение к вышеописанным особенностям аниме: большому разнообразию средств передачи эмоций, во-первых, и наличию сложного подтекста, во-вторых. Первый момент позволяет при обсуждении просмотренного материала уделять внимание чувствам персонажей и сравнению этих чувств с собственными чувствами участников группы. Второй момент позволяет поднимать в обсуждении сложные философские темы, причём благодаря наличию большого количества этих тем в аниме-сериалах для взрослых можно выбирать те темы, которые окажутся особенно важными для конкретной группы участников.

При этом, несмотря на высокий удельный вес философских, экзистенциальных тем, даже серьёзное аниме часто включает в себя забавные моменты, разряжающие атмосферу и позволяющие снять напряжение, возникающее при обдумывании и переживании сложных мест сериала. Надо отметить, что эта черта свойственна многим хорошим художественным произведениям, не только относящимся к жанру аниме.

Проведение экспериментального аниметерапевтического тренинга (или аниметренинга, как быстро окрестили его все заинтересованные лица) было запланировано нами на период с сентября по декабрь 2009 года включительно. В сентябре мы подготовили необходимые методики для входного тестирования будущих участников, чтобы определить конкретные темы, которые должны быть затронуты в сериале. Кроме того, в сентябре мы распространили информацию о своём проекте среди знакомых, бОльшую часть которых составляют студенты РГПУ им. А. И. Герцена, где мы работаем. В конце сентября у нас уже было 15 человек, желающих участвовать в проекте. Сразу отметим, что результаты нашего эксперимента ни в коем случае не надо экстраполировать на более широкий круг, чем тот, к которому принадлежали наши участники. Все они, без исключения, были студентами психолого-педагогического факультета РГПУ им. А. И. Герцена и принадлежали к двум специальностям: бОльшую часть составили будущие психологи, меньшую (2 человека) — будущие социальные работники. Развивая проект, мы планируем в дальнейшем по возможности избегать преобладания в группе психологов, так как одна из существенных трудностей, с которыми мы столкнулись, — это профессиональная позиция участников по отношению к происходящему, затрудняющая или полностью блокирующая переживание непосредственного клиентского опыта.

В конце сентября было проведено предварительное тестирование, преследующее две основные цели: выяснить, каковы цели и намерения самих участников, а также узнать, какие актуальные психологические затруднения они могли бы преодолеть при помощи участия в аниметренинге. Помимо собственной анкеты, мы использовали следующие методики: тест Кеттелла (форма С), шкалу Спилбергера-Ханина, моторную пробу Шварцландера, методику аутоидентификации акцентуаций Эйдемиллера, социальный атом Я. Л. Морено. Согласно полученным нами данным, практически всех участников объединяли: высокая тревожность, низкий или нереалистично низкий уровень притязаний, проблемы с принятием решений, самоорганизацией и межличностными отношениями. Приняв во внимание эти ориентиры, мы выбрали для просмотра классический аниме-сериал Neon Genesis Evangelion (NGE). Это аниме повествует о борьбе секретной организации Nerv с таинственными, агрессивно настроенными и опасными существами, называемыми «ангелами». Для борьбы организация использует специальных биомеханических роботов серии Evangelion (Eva), пилотировать которых могут только специально отобранные и подготовленные четырнадцатилетние подростки. Собственно говоря, эти пилоты, а также руководители Nerv, и являются главными героями аниме. В NGE неоднократно поднимаются проблемы выбора, самооценки, выстраивания отношений, свободы и зависимости, переживания тяжёлых эмоциональных состояний и др.

Помимо первичного и итогового тестирования при помощи вышеперечисленных методик, мы измеряли некоторые параметры эмоционального состояния участников до и после каждой встречи. Для измерения мы использовали метод семантического дифференциала (шкалы «хорошее-плохое», «тёплое-холодное», «тёмное-светлое», «отстранённое-близкое», «жёсткое-мягкое», «спокойное-тревожное»). Таким образом, мы отслеживали динамику состояния участников в процессе каждого тренингового занятия.

Процедура проведения каждой отдельной встречи группы была следующая. Встреча проводилась раз в неделю. Она начиналась с заполнения бланка семантического дифференциала. Затем следовал просмотр материала. Каждый раз мы смотрели две серии, кроме тех немногочисленных случаев, когда логика сериала определяла увеличение количества серий до трёх. После просмотра следовал пятнадцатиминутный кофе-брейк, за ним — обсуждение и тренинговые упражнения. Возможные темы обсуждения и подробности упражнений оговаривались нами заранее, при подготовке к встрече. В случае, если участники сами не акцентировали внимание на определённой теме, мы предлагали темы, которые при просмотре этих серий показались интересными нам. В качестве примера тем можно привести список, разработанный нами для обсуждения после просмотра последних серий NGE:
1. Самопожертвование как попытка манипуляции другими, попытка заставить их зависеть от себя.    
2. Противоречия внутри собственной личности и как к ним относиться.    
3. Самобичевание как способ облегчить боль от пустоты одиночества.    
4. Чего мы хотим, свободы или легкости?    
5. Связь между отношением к себе и восприятием отношения других.    

Отдельно следует сказать несколько слов о тренинговых упражнениях. Изначально разработанная нами структура тренинга не предполагала наличия упражнений, только обсуждение. Однако уже после пары первых встреч мы заметили, что участникам определённо не хватает активности, в особенности невербальной. Непрерывные обсуждения утомляли их. Поэтому мы приняли решение разнообразить аниметренинг при помощи введения «активной» части. Так, например, для иллюстрации темы синхронности действий близких людей и взаимопонимания мы устраивали упражнения типа «Зеркала» (один партнёр должен в точности повторить движения другого, потом партнёры меняются) и совместного рисования одним карандашом (партнёры одновременно держатся за один и тот же карандаш и, не используя вербальную коммуникацию, должны вместе что-то изобразить). Результаты выполнения упражнений, разумеется, также обсуждались, как это принято делать обучающих тренингах. Обратная связь, которую мы получили от участников, свидетельствует о том, что упражнения им нравились.

К концу семестра (декабрю 2009 года) количество участников в группе стало неуклонно снижаться. Мы начинали составом из 10 постоянных участников (пятеро остальных не смогли принимать участие в тренинге в силу особенностей своего учебного расписания). В конце ноября у нас было две-три встречи, на которых мы работали с тремя и даже двумя участниками. Однако к середине декабря ситуация несколько выровнялась, и обычно на встречу приходило 4-6 человек. Мы сделали вывод о том, что аниметренинг, в основе которого лежит просмотр сериала, лучше проводить с группой людей, относительно которых точно известно, что у них есть свободное, ничем более интересным и важным не занятое время в те часы, когда проводятся встречи, и это свободное время будет у них на протяжении всего времени просмотра сериала. Под это условие, например, хорошо подошли бы: пациенты стационара какой-нибудь больницы; обитатели дома престарелых; отдыхающие в санатории (правда, тогда встречи пришлось бы устраивать чаще, практически каждый день). Студенты же, в большинстве своём склонные к прокрастинации и экстремальному стилю планирования времени, в начале декабря оказываются в состоянии цейтнота и нервного напряжения, которое мешает им посещать встречи, даже если их мотивация достаточно сильна.

После завершающей встречи группы нами было проведено вторичное тестирование, для которого использовались те же самые методики, что и в первичном тестировании (за исключением теста Кеттелла, который был дан в другом переводе, чтобы исключить воспроизведение ответов по памяти). К сожалению, в итоговом тестировании приняли участие только четверо самых стойких и мотивированных участников группы, которые продолжали неукоснительно посещать встречи, несмотря на начинающуюся зачётную неделю. Кроме того, мы собрали обратную связь в письменной форме практически у всех участников, которые присутствовали на наших встречах хотя бы четыре-пять раз, начиная с октября.
 
Анализ результатов семантического дифференциала показал, что участие в аниметренинге оказывает слабое положительное воздействие на большинство измеренных нами параметров эмоционального состояния. У многих участников, посещавших встречи регулярно, настроение после тренинга становилось более «хорошим», «светлым», «близким» и «спокойным». Однако бывали и такие случаи, когда все участники демонстрировали повышение тревожности после тренинга, в особенности когда обсуждались серьёзные, глубоко волнующие участников темы.

Анализ динамики при помощи сравнения данных первичного (входного) и вторичного (итогового) тестирования участников показал, что у всех участников можно констатировать увеличение чувствительности и критичности по отношению к собственной личности, что можно считать косвенным признаком развития рефлексии. Во всех случаях произошло небольшое повышение уровня притязаний, в трёх из четырёх это повышение привело к превращению его из нереалистично низкого в просто низкий, что говорит о повышении готовности справляться с трудностями и увеличении мотивации достижения успеха. Тревожность участников не только не понизилась, но и, напротив, повысилась в сравнении с октябрьской картиной, однако это изменение можно объяснить тем, что окончание тренинга по времени совпало с началом зачётной недели, которая, как известно, вызывает повышение тревожности практически у всех студентов. Методика социального атома показала незначительное снижение числа значимых других в ближайшем окружении участников; в целом, никаких существенных изменений в структуре межличностных отношений участников не было отмечено.

Помимо констатации данных результатов, мы хотели бы также остановиться на нескольких выводах практического характера, которые мы сделали, наблюдая за участниками группы и беседуя с ними в процессе аниметренинга.

1. Тренинг такого типа значительно лучше работает для представителей субкультуры анимешников, чем для тех, кто не принадлежит к этой субкультуре и не испытывает симпатии к аниме. Это связано не столько с предубеждением по отношению к аниме (как нам казалось изначально), сколько с тем, что анимешники значительно легче воспринимают и интерпретируют происходящее в аниме, а у не-анимешников соответствующие навыки отсутствуют. Не-анимешникам, например, трудно одновременно сосредоточиться на действиях персонажей и осмыслении субтитров (они могут делать либо одно, либо другое). Поэтому, заключаем мы, следует либо ориентироваться на людей, которые уже включены в субкультуру аниме, либо действовать сразу в двух направлениях, облегчая задачу не-анимешникам: использовать сериалы с русской озвучкой (хотя подобрать хорошую озвучку в данном случае нелегко) и оказывать участникам помощь в тренировке навыков интерпретации непривычного материала.

2. Смешанный состав группы, включающий и анимешников, и не-анимешников, имеет как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны, анимешники охотно делятся опытом с не-анимешниками, помогая им быстрее включиться в контекст специфического жанра и тем самым значительно облегчая задачу ведущих. С другой стороны, смешанный состав означает различия в скорости и глубине погружения в процесс осмысления материала, что вынуждает ведущих ориентироваться на два уровня работы с материалом одновременно. Такой способ работы представляет немалую сложность.

3. Наши предположения относительно того, что яркая и чёткая презентация эмоциональных состояний персонажей представляет собой преимущество жанра аниме, подтвердились исключительно для тех участников, которые уже знали аниме и любили его. Прочие участники отмечали, что эмоции в аниме а) трудно распознаваемы, потому что выглядят неестественно; б) трудно считываемы из-за необходимости одновременно читать субтитры; в) раздражающе преувеличены, не имеют полутонов и оттенков. Этот факт заставил нас задуматься о разнице в восприятии эмоций в аниме у анимешников и не-анимешников; кроме того, он является аргументом в пользу однородного состава группы.

4. В самом начале работы мы создали открытую группу на vkontakte.ru, рассчитывая на то, что виртуальная коммуникация в этой группе поможет участникам обмениваться мнениями по поводу аниме в целом, сериала NGE и нашего тренинга в промежутках между встречами. Кроме того, в этой группе могли бы высказываться участники, которые по уважительным причинам пропустили встречу и самостоятельно посмотрели соответствующие серии. Однако затея с созданием группы не удалась. Участники продемонстрировали крайне слабую активность и полное отсутствие инициативы в этом вопросе, из чего мы сделали вывод, что такое дополнительное средство общения было им не нужно.

5. Мы пришли к выводу, что необходимо более жёстко настаивать на соблюдении всех правил работы группы, принятых на первом занятии.
Несмотря на то, что участники следили за соблюдением основных правил (например, не перебивали друг друга, пользовались принципом Я-высказываний и так далее), они отказывались по факту соблюдать те правила, которые, видимо, посчитали второстепенными. Так, например, никто из них не выключал сотовые телефоны во время встреч, и один участник регулярно подходил к телефону во время обсуждений и выполнения тренинговых упражнений, прерывая общий групповой процесс.

6. Обратная связь от участников и результаты наших собственных наблюдений показывают, что необходимо делать чёткий акцент на целях группы, с тем чтобы эти цели были понятны как самим участникам, так и ведущим. Цели, как и правила, требуется записать на листе ватмана и держать на виду во время каждой встрече. В противном случае участники, а иногда и ведущие, теряют ориентиры, и обсуждения носят поверхностный характер.

Таким образом, наш первый опыт проведения группового аниметерапевтического тренинга можно считать успешным. Этот опыт наглядно показал нам не только достоинства избранного метода, но и его ограничения. С учётом этих ограничений, возможно, имеет смысл практиковать аниметерапию скорее как индивидуальный метод, не применяя его в работе с группой. Тем не менее, поскольку многие участники остались довольны проектом и желают продолжить просмотр и обсуждение аниме, мы собираемся скорректировать проект, исходя из полученных нами данных, и предложить для просмотра и обсуждения (или позволить уже получившим опыт аниметерапии участникам выбрать) новый аниме-сериал в первой половине 2010 года.

Литература:

1 Берн Э. Игры, в которые играют люди. — http://psylib.org.ua/books/berne02

2 Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. — http://www.socioline.ru/node/426

3 Морено Я. Л. Психодрама / Пер. с англ. Г. Пимочкиной, Е. Рачковой. — Москва: Апрель Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2001.

4 Манкевич О. Кино — удовольствия ради или пользы для? — http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-11039

5 http://kengurapi.livejournal.com/54044.html

6 http://ru.wikipedia.org/wiki/Anime

7 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%91%D0%B4%D0%B7%D1%91


© Марина Волохонская, Захар Говин, 2010

Статьи автора

Количество статей: 1

 Статьи

Версия для печати
Добавить в «любимые статьи»

Блоггерам - код красивой ссылки для вставки в блог
Информация об авторах: Захар Говин , Марина Андронова (Волохонская)
Опубликовано: February 10, 2010, 2:10 am
 Еще для блоггеров: код красивой ссылки для вставки в блог

Комментарии

1 Денис (гость) 10.05.2010 23:55

Статья замечательная, да и все ваше исследование мне интересно, думаю эта тема сейчас очень актуальна, в данный момент пишу курсовую на тему «Влияние японской анимации на эмоциональную сферу в юнешеский период» сам анимешник уже 3 года, и хочу разобраться во всем, вот, если будет нужна какая либо помощь на эту тему пишите на мыло, смогу поучавствовать ^_^

2 Денис (гость) 10.05.2010 23:57

Статья замечательная, да и все ваше исследование мне интересно, думаю эта тема сейчас очень актуальна, в данный момент пишу курсовую на тему «Влияние японской анимации на эмоциональную сферу в юнешеский период» сам анимешник уже 3 года, и хочу разобраться во всем, вот, если будет нужна какая либо помощь на эту тему пишите на мыло, смогу поучавствовать ^_^

3 Денис (гость) 11.05.2010 00:00

Kuroi_Joe@mail.ru

4 Марина Андронова (Волохонская) Модератор Участник базы психологов  19.06.2010 13:37

Спасибо, Денис! Нам приятно, что люди интересуются этой темой.

5 Яна (гость) 14.09.2010 16:57

Спасибо огромное! С удовольствием прочитала всю статью. Написано очень легко и при этом (на мой взгляд) достаточно научно и обосновано. Каждое ваше действие понятно.
Марина, в конце статьи написано — что вы планируете продолжение программы — удалось ли это? Какие результаты по второй группе? Очень жду продолжение статьи. А еще как я поняла проект был довольно длительный — 4 месяца, конечно мало кто выдержал такую программу. Были ли у вас мысли как сократить — к примеру смотреть не все серии?


6 Марина Андронова (Волохонская) Модератор Участник базы психологов  18.10.2010 00:33

Здравствуйте, Яна! Продолжение программы привело к тому, что мы организовали киносеминары, которые проходят на психолого-педагогическом факультете РГПУ им. А. И. Герцена каждые две недели. Есть постоянные участники семинаров, но мы уже не исследуем их особенности, а просто ведём некоммерческую группу для всех заинтересованных. Такой, более классический, формат всё-таки оказался для нас более удачным, чем аниметерапия.


Автор запретил гостям комментировать статью

Хотите зарегистрироваться на сайте?
Тогда можно будет комментировать, не вводя код.

Спамить бесполезно, все ссылки в комментариях идут через редирект.
Флогистон / публикации / психотерапия и консультирование / Три месяца с Евангелионом: опыт групповой аниметерапии
Еще в рубрике:

1Пучкова Юлиана Олеговна
Возможности игротерапии и юнгианской песочной терапии (sandplay) в работе с психосоматическими состояниями у детей


2nesvitsky
Любить нельзя использовать


В. Ю. Меновщиков
Программа по клиенто-центрированной терапии и человеко-центрированному подходу (под руководством А.Б. Орлова и В.В. Колпачникова) | Москва, октябрь 2013


3Пучкова Юлиана Олеговна
«Свет в сердце тьмы». Группа по преобразованию тяжелых переживаний |Москва, апрель — июнь


7Пучкова Юлиана Олеговна
Аналитическая работа с психической травмой


3Гигуца Бучашвили
Виртуальный семинар (вебинар) Ведущий Валерий Мершавка психолог — аналитик, писатель, переводчика более 100 книг и статей


2Гигуца Бучашвили
Видео материал IV Международной московской конференции «Глубинная психология на пороге перемен»


7Галина Бедненко
Галина Бедненко. Вечный подросток как архетипический комплекс и социальная роль


2Игорь Александрович Фурманов
Интегративная групповая психотерапия агрессивного поведения подростков


6
Три месяца с Евангелионом: опыт групповой аниметерапии


1Павел Корниенко
Путешествие в психодраму. Жанна Лурье, Павел Корниенко


7Галина Бедненко
Галина Бедненко. Современная вампириана: К новой мифологии


3Вадим Ротенберг
Левое полушарие и психотерапия


1asik
XV Семинар Фрейдова Поля в России | Москва, 4 — 5 декабря 2009


Галина Бедненко
Галина Бедненко. Метод Таро-драмы: драматическое путешествие Героя по Старшим арканам


8Федор Коноров
Интимная зона психотерапевта


6Алексей Большанин
Пустота и экзистенциальный вакуум: перспективы экзистенциальной терапии


1
Марина Владимирова-Крюкова, Галина Бедненко. Психотерапевтическая работа с глиной


2Семёнова Анна
Метод сказкотерапии в коррекции супружеских отношений


3Галина Бедненко
Галина Бедненко. Красавица и Чудовище: социально-ролевой и интрапсихический анализ сказки


10Александр Сосланд
Психология восприятия психологии. Ироническое эссе


Карен Сили
Психотерапия травмы и травма психотерапии (терапевты об 11 сентября 2001)


2
«Рике с Хохолком»: юнгианский анализ сказки


2А.Барышева
Выпускать ли джина из бутылки? (психодраматические техники – в работе с персоналом организации)


2Галина Бедненко
Бедненко Г.Б. Образы и сюжеты внутренней реальности как реконструкция личного мира: ловушка подхода


Жорняк Е.С., Савельева Н.В.
Нарративная психотерапия


4Вероника Нида
О «Плейбек-Театре»


30Дмитрий Трунов
И снова о „профессиональной деформации“…


Александр Сосланд
Счастье от безумия


1Кэти А. Малчиоди
Работа с детьми и их рисунками

Поиск