Ошибки восприятия риска

Автор: Наталья Коган
Опубликовано: August 3, 2009, 3:13 pm

Ключевые слова (теги): риск, фактор риска, восприятие риска, оценка риска, ошибки восприятия риска

Оценка посетителей сайта:  3.00  (проголосовало: 1)

Наталья Коган


Ошибки восприятия риска



„Люди реагируют на тот риск, который они воспринимают“. Пауль Словик


Постоянно изменяющийся мир случайностей развивает у человека способность оценивать риск. Как человек это делает и что он понимает под риском – эти вопросы волнуют не только психологов.

О вреде жизненного опыта


В жизни мы рискуем на каждом шагу: здоровьем, деньгами, имуществом и, в целом, судьбами. Когда нам приходится оценивать виды риска, у нас редко имеются под рукой необходимые статистические данные и нам приходится делать выводы, основываясь на собственном опыте. Психологи выделили ряд общих правил оценки рисков, используемых людьми. Оказывается, что эти правила при определенных обстоятельствах помогают принять правильное решение, но порой могут приводить и к ошибкам. Дело в том, что люди судят о возможности и частоте различных событий по тому, могут ли они с легкостью представить или вспомнить примеры этих событий. Увы, зачастую наша память предлагает нам образы недавно произошедшего или наиболее популярного, а редко происходящее вспоминается обычно с трудом.

Доступность воспоминаний обычно является определяющей при оценке риска и формирует в сознание целый ряд предубеждений. Так, жители затопляемых территорий оказываются в большой степени пленниками своего негативного опыта, поэтому при прогнозировании потенциала наводнения они находятся под сильным влиянием своих воспоминаний, прогнозируя будущее как отражение недавнего прошлого. Этими особенностями человеческой памяти успешно пользуются страховые компании. Заключение страховых договоров от наводнений, землетрясений и тому подобных природных явлений резко увеличивается после такого рода катаклизмов, а затем постепенно снижается с угасанием у людей воспоминаний.

В психологии такую особенность человеческого суждения о событиях на основании доступности воспоминаний о прошлом опыте называют эвристикой доступности. Особенно важный результат эвристики доступности состоит в том, что маловероятные, но необычные и яркие события лучше запоминаются и легче вспоминаются, тем самым увеличивая их кажущуюся рискованность. Эвристика доступности выдвигает на первый план жизненно важную роль опыта как определяющего фактора оценки риска. Если опыт человека подвержен предубеждению, то его восприятие, скорее всего, будет неточным.

Риск — ситуативная характеристика деятельности, состоящая в неопределенности ее исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неуспеха. В психологии термину „риск“ соответствуют три основных взаимосвязанных значения:
1) риск как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, определяемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий в этом случае;
2) риск как действие, в том или ином отношении грозящее субъекту потерей (проигрышем, травмой, ущербом);
3) риск как ситуация выбора между двумя возможными вариантами действия: менее привлекательным, однако более надежным, и более привлекательным, но менее надежным (исход которого проблематичен и связан с возможными неблагоприятными последствиями).


„Боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет!“



К сожалению, большинство информации, под воздействием которой находятся люди, обеспечивает искаженную картину мира рисков. Недавно американские исследователи провели такой эксперимент. Они рассмотрели сообщения о причинах смерти в двух газетах на противоположных побережьях США в течение одного года. Результаты исследования выявили, что обе газеты имеют сходное предубеждение в своих репортажах о событиях, угрожающих жизни. Например, о многих статистически частых причинах смерти (например, диабет, эмфизема легких, различные формы рака) редко сообщалось в обеих газетах в течение периода исследования. В то же время о жестоких или катастрофических событиях (торнадо, пожары, случаи утопания, убийства, автомобильные аварии и другие несчастные случаи) сообщалось чаще, чем о менее драматических причинах смерти, имеющих подобную, или даже большую, статистическую частоту. Известно, что болезни уносят в 16 раз больше жизней, чем несчастные случаи, но в газетах было в 3 раза больше статей о несчастных случаях, отмечавших в 7 раз большее количество смертей. Среди сообщений о наиболее частых событиях убийства занимали первое место по их количеству. Хотя болезни уносят в 100 раз больше жизней, чем убийства, в газетах было в 3 раза больше статей об убийствах, чем о смертях от болезней. Более того, статьи об убийствах имели тенденцию быть в 2 раза длиннее статей, сообщавших о смертях от болезней и в результате несчастных случаев.

Статей об убийствах всегда больше, чем убийств!

Ключевые слова для поиска в Интернете Количество сообщений в Яндексе

благополучное приземление самолета 620000
авиакатастрофа 30000000
прекрасно перенесли жару 961
жара унесла жизни 8400000
погиб в результате убийства 50000000
погиб в результате болезни 20000000

Спустя тысячелетия какой-нибудь будущий археолог раскопает наши новости и придет в ужас и восторг от цивилизации своих предков. В ужас – от нравов древнего общества, в восторг – от бесстрашия членов этого общества. Ведь не смотря на то, что из 50 самолетов, взлетавших в воздух, всего один благополучно приземлялся, люди продолжали перемещаться в пространстве этим варварским способом. На планете в те далекие времена климат был настолько жутким, что дикая жара и лютый холод совместно с тайфунами, цунами, ураганами, наводнениями, пожарами и землетрясениями буквально стирали с лица земли практически все человечество, если судить по количеству жертв. Видимо, именно такие жесткие климатические условия на планете и сформировали не менее жестокие нравы ее обитателей, ведь только каждый третий умирал от болезни, остальным же жизнь обрывали их соотечественники жутчайшими и самыми извращенными способами. Но, судя по тому, что человечество все же выжило, исследователи будущего вынуждены будут прийти к выводу, что рождаемость в наши далекие времена была тоже катастрофических масштабов. Ведь на одного человека, благополучно перенесшего жару, приходилось порядка 9000 человек, скончавшийся от жары. И это только от жары!

„Больной скорее жив, чем мертв!“



Эвристику (предубеждение) доступности воспоминаний можно проиллюстрировать несколькими исследованиями американских психологов, в которых участники судили о частоте различных причин смерти. В целом в исследованиях в разных группах участников суждения были достаточно точны в общем смысле: респондентам перед началом эксперимента даже сообщали, какие события были наиболее и наименее частыми. Однако в рамках этой общей картины люди совершали серьезные ошибки в суждениях, многие из которых оказывались отражением эвристики доступности. Редкие причины смерти участниками исследования были переоценены, а распространенные причины смерти были недооценены. Кроме этого, было высказано суждение, что несчастные случаи являются причиной такого же количества смертей, что и болезни, тогда как болезни в действительности уносят в 16 раз больше жизней. Убийства неправильно рассматривались как более частые, чем смерти от диабета и рака желудка. Они также оценивались такими же частыми, как и смерти от апоплексического удара, хотя последние в действительности уносят в 11 раз больше жизней. Частота смертей от ботулизма, торнадо и беременности (включая роды и аборты) была также значительно переоценена. Переоцененные причины смерти были драматическими и сенсационными, тогда как недооцененные причины скорее были незрелищными событиями, которые вызывают одну жертву и являются привычными в своей будничной форме.

Со мной это не случится



В основе другого очевидного предубеждения суждений лежит склонность людей рассматривать самих себя как обладающих личным иммунитетом от риска. Подавляющее большинство людей уверены, что они лучше, чем средние водители, что они, скорее всего, проживут более 80 лет, и маловероятно, что отравятся употребляемыми напитками или продуктами и так далее. Хотя такое восприятие является, очевидно, нереалистичным, в отношении опыта отдельного индивида риск всегда почему-то выглядит очень маленьким.

Рассмотрим риск во время вождения автомобиля. Несмотря на быструю езду, подрезание и т.д., плохие водители совершают поездку за поездкой без неудач. Этот личный опыт демонстрирует им их исключительное мастерство и личную безопасность. Более того, их косвенный опыт через средства массовой информации показывает им, что если происходят несчастные случаи, то они происходят с другими людьми. Получая подобный, вводящий в заблуждение опыт, практически каждый человек почувствует себя достаточно спокойным и уверенным в собственной безопасности вплоть до отказа принимать защитные меры, например, такие как использование ремней безопасности в автомобиле.

Нежелание людей добровольно надевать ремни безопасности может быть вызвано осознанием предельно маленькой вероятности попадания в аварию с летальным исходом во время единственной поездки. Поскольку такие аварии случаются только один раз на несколько миллионов личных поездок, а приводящее к нетрудоспособности повреждение только один раз на сотню личных поездок, отказ надеть ремень безопасности может казаться вполне обоснованным. Однако такое решение выглядит менее здравым, если принять во внимание перспективу множественных поездок и рассмотреть существенную вероятность аварии в какой-либо из поездок. Так, в экспериментальном исследовании респондентам сообщалось, что за 50 лет вождения (около 40000 поездок) вероятность смерти увеличивается до 0,01, а вероятность получить, по крайне мере, одно приводящее к нетрудоспособности повреждение до 0,33. Участники эксперимента, рассмотрев эту перспективу длиною в жизнь, относились к ремням безопасности (и воздушным подушкам) более благосклонно, чем это делали люди, которых просили рассмотреть перспективу единичных поездок.

Фактор риска — психогенный фактор измененных (непривычных) условий существования, характеризующихся наличием угрозы для жизни. Фактор риска оказывает существенное влияние на переживание человеком экстремальной ситуации. На этапе стартового психического напряжения появляется психическая напряженность, которая проявляется в мимике, речевой активности, глубине сна, изменениях регистрируемых физиологических функций. В причине возникновения стартового напряжения при наличии фактора риска четко прослеживается, с одной стороны, неуверенность в надежности технических систем, с другой – „проигрывание“ в умственном плане вероятности возможных аварийных ситуаций. У людей, попадающих в измененные условия впервые, сразу же при преодолении психологического барьера психическая напряженность сменяется повышенным настроением, доходящим до эйфории и психомоторного возбуждения. На этапе неустойчивой психической деятельности в условиях аварийных ситуаций могут возникать необычные психические состояния, проявляющиеся в форме ажитаций (чрезмерно сильного возбуждения) и кратковременного ступора (резкой угнетенности, выражающейся в неподвижности и молчании). На этапе глубоких психических изменений развиваются аффективные неврозы в форме фобий, выраженных двигательных возбуждений и длительного ступора, которые могут приводить к неадекватным реакциям. Следствием этого является увеличение вероятности неблагоприятного исхода, в частности, катастроф и крупных аварий.

Самоуверенность ведет к самообману



Хотя психологическая основа неоправданной уверенности сложна, ключевым элементом оказывается недостаточное осознание людьми того, что их знания основаны на предположениях, которые часто являются незначительными. Например, 30% респондентов в психологических экспериментах были твердо убеждены, что убийства более часты, чем самоубийства. Этих испытуемых вводил в заблуждение тот факт, что примеры убийства гораздо легче припомнить, и они оказывались, в силу своей уверенности, неспособными оценить, что легкая запоминаемость событий – это несовершенная основа для подобных выводов.

По данным американских исследователей, 94% университетских профессоров полагают, что они лучше своих коллег справляются со своей работой; 25% студентов колледжей уверены в том, что они принадлежат к тому 1% учащихся, которые умеют легко ладить с остальными; 70% студенток считают себя обладателями лидерских качеств, превосходящих средние показатели. Только 2% студентов приписывают себе способности ниже среднего уровня. Таким образом, чрезмерная уверенность в себе способствует неадекватной самооценке и ведет к самообману.

Психологи объясняют феномен самообмана многими причинами: принятие желаемого за действительное, предубеждение, угроза, другие неосознанные психологические факторы, которые негативно влияют на человека и формируют у него намерение принять определенную точку зрения. Кроме этих причин, которые можно объединить под общим названием бессознательной мотивации, самообман может быть вызван так называемыми когнитивными причинами, т.е. неспособностью адекватно оценивать имеющуюся информацию. Это, во-первых, ложное восприятие произвольной информации и выявление закономерностей там, где их на самом деле нет. Во-вторых, неправильная интерпретация неполной или неубедительной информации, а также умозаключения в условиях особой сосредоточенности на подтверждающих фактах, игнорирование неблагоприятных данных и отказ от их поиска.

Многочисленные исследования показали, что в основном люди придают чрезмерное значение информации, которая подтверждает их убеждения. Намного удобнее видеть, что какие-то сведения поддерживают нашу точку зрения, чем убедиться, что они выступают против нее. В то же время отрицательные примеры требуют усилий даже просто для того, чтобы признать их таковыми, тем более, чтобы счесть их значимыми. Было доказано, что именно склонность уделять больше внимания и веры положительной и подтверждающей информации влияет на память человека. Извлекая из памяти информацию, связанную с тем или иным утверждением, люди, вероятнее всего, вспоминают именно подтверждающие его сведения.

Риски инвестиций
Порой человек, сделавший безнадежное вложение денежных средств, не принесшее ему никакой прибыли, рассуждает так: „Я не могу бросить это дело, иначе я потеряю все то, что я уже вложил“. Разумеется, он прав, но из его рассуждений никак не следует, что необходимо продолжать вкладывать деньги в это проект. Все вложенные средства уже потеряны. И если нет никакой надежды на будущий успех последующих вложений, тот факт, что уже потрачена значительная сумма, должен привести человека к выводу о том, что благоразумнее будет ретироваться и оставить этот проект в прошлом. Продолжать вкладывать деньги в безнадежный проект – значит, действовать нерационально. Такое поведение служит трогательной попыткой оттянуть момент столкновения человека с годами собственных ошибочных расчетов. Нелогичность позволяет сохранить «имидж» и выглядеть умным в глазах других людей в ситуации, когда на самом деле человек ведет себя как идиот.

Иллюзии риска



Первостепенное влияние на восприятие и дальнейшее поведение может иметь определенный формат представления риска. Например, деятельность, увеличивающая годовой шанс смерти от 1 на 10000 до 1,3 на 10000, вероятно, казалась бы намного более рискованной, если бы была описана как дающая 30%-ное увеличение риска смертности.

Согласно современно научной „теории перспективы“ (prospect theory), исходы (результаты событий), которые лишь просто возможны, недооцениваются в сравнении с исходами, которые имеют место наверняка (с вероятностью в 100%). Как результат, любые защитные действия, которые уменьшают вероятность вреда, скажем с 0,01 до нуля, будут оценены значительно выше, чем действия, уменьшающие вероятность с 0,02 до 0,01. Ученые отмечают, что умственной репрезентацией защитных действий (или мысленным представлением о риске) можно легко манипулировать с целью изменения кажущейся уверенности. Например, страховой полис, который охватывает пожары, но не наводнения, можно было бы представить либо как полную защиту от специфического риска пожаров, либо как сокращение в переделах общей вероятности потери собственности. Теория перспективы предсказывает, что полис будет казаться более привлекательным с точки зрения первой перспективы (названной „псевдоуверенностью“), по которой он предлагает безусловную защиту от пожара.

Американские психологи провели эксперимент в контексте одного конкретного вида защиты – вакцинации. Респондентам предлагалось две формы, в которых описывались необходимость вакцинации и ее результаты. Форма № 1 (вероятностная защита) описывала болезнь, которая, как ожидалось, охватит 20% населения, и в ней спрашивалось, желают ли люди добровольно привиться вакциной, которая защищает половину из привившихся. Согласно Форме № 2 (псевдоуверенность), существовало две взаимоисключающих и равновероятных разновидности болезни, каждая из которых, вероятно, охватит 10% населения, а вакцинация даст полную защиту от одной разновидности болезни и никакой защиты от другой. Участники исследования были набраны по объявлению в студенческой газете Университета штата Орегон. Половина из них получила Форму № 1, другая – Форму № 2. После прочтения описания они оценивали вероятность того, что они пройдут вакцинацию в такой ситуации, используя шкалу, ранжированную от 1 («почти наверняка не буду прививаться») до 7 («почти наверняка буду прививаться»). Хотя обе формы показывали, что вакцинация уменьшала общий риск человека с 20% до 10%, психологи ожидали, что она покажется более привлекательной тем, кто получит Форму № 2, чем тем, кто получит Форму № 1. И результаты подтвердили это предсказание: 57% тех, кто получил Форму № 2, показали, что они пройдут вакцинации, в сравнении с 40% тех, кто получил Форму № 1.

Эффект псевдоуверенности придает первостепенное значение контрасту между сокращением и ликвидацией риска. Более того, манипуляции уверенностью, по-видимому, используются страховыми компаниями и различными специалистами по оценке рисков при разработке и описании разнообразных форм защиты (например, медицинское лечение, страхование, деятельность по защите от наводнений и землетрясений).

Один из наиболее распространенных эффектов предвзятой оценки фактов является тенденции привязки суждений к изначально представленным фактам (цифрам, оценкам). Так, в одном эксперименте первой группе испытуемых сообщили, что 50 тысяч людей ежегодно погибают в автомобильных авариях, а второй группе – что одна тысяча ежегодных смертей происходит от удара током. Хотя оба сообщения были точны, разница в оценках риска смерти по разным причинам в двух группах отличались в некоторых случаях в 5 раз. В другом эксперименте испытуемые оценивали риск смерти от гриппа. Одна группа дала среднюю оценку 393 смерти на 100 тысяч случаев заболеваний гриппом. А второй группе сообщили, что 80 миллионов людей в год подхватывают грипп. В этой группе смертность от гриппа оценили в среднем равной 6 на 100 тысяч случаев заболеваний, что приблизительно в 65 раз меньше результата в первой группе.

Кроме того, были выявлено еще очень много особенностей восприятия и оценки людьми рисков. Люди оценивают опасность совершенно иначе, когда они рассматривают ее в парах (например, муж и жена), чем когда судят о ней по отдельности. Решение о покупке страхового полиса часто отменяется, когда проблема выглядит как выбор между участием в рискованном предприятии, сулящем в будущем большую сумму денег, или потерей меньшей суммы денег, но уже сегодня. Подобные опции риска, описанные в терминах спасенных жизней, могут быть оценены совершенно иначе, будучи структурированными в терминах потерянных жизней. То есть очень важны и значимы эффекты формата подачи данных и контекста, в котором эти данные преподносятся. Такие незначительные различия в представлении риска имеют сильно психологическое влияние на то, как возможный риск воспринимается, и это наводит на мысль, что люди, ответственные за информационные программы и данные, имеют вполне реальные возможности манипулирования восприятием. Более того, поскольку эти эффекты не являются широко известными, люди неумышленно могут манипулировать своим собственным восприятием посредством спонтанных необдуманных решений о том, как организовать свою жизнь.


Не все познается в сравнении


Один из наиболее распространенных подходов к углублению понимания людьми степени рисков состоит в представлении количественных оценок для различных видов риска. Этот подход предполагает, что информация, полученная при рассмотрении подобных данных, будет весьма полезна для процесса принятия верного решения, как в масштабе личности, так и общества. Так, бытует мнение, что нам следует постараться измерить все наши виды риска количественно, и тогда мы сможем сравнить эти виды риска и решить, какие из них принять, а какие отвергнуть. Лорд Ротшильд утверждал, что нет смысла впадать в панику относительно рисков жизни до тех пор, пока вы не сравните те риски, которые вас беспокоят, с теми, которые не беспокоят, но возможно должны беспокоить. Умно, но что мы на деле будем иметь, изучая подобного рода информацию.

Обычно, подобные рассуждения сопровождаются детально разработанными таблицами и даже «каталогами рисков», в которых представлены различные индексы смерти или нетрудоспособности, для широкого спектра жизненных рисков. Например, были подобраны сравнительные данные по риску, которому человек подвергается в течение 1 часа, показывающие, что 1 час езды на мотоцикле так же рискован, как и 1 час пребывания в 75-летнем возрасте. Или, например, была разработана таблица деятельностей (например, полет на одну тысячу миль на реактивном самолете, 3 часа в угольной шахте), каждая из которых рассматривалась как увеличивающая годовой шанс смерти человека на 1 из миллиона. Составитель этой таблицы заявил, что «эти сравнения помогают мне оценить риски, и мне представляется, что они также могут помочь в этом и другим. Но важнейшее использование этих сравнений должно помогать нам принимать решения, как нации, чтоб улучшить наше здоровье и уменьшить норму несчастным случаев». Подобным образом другие исследователи проранжировали многие виды рисков в терминах того, как они сокращают продолжительность жизни, на основании предположения, что «при некотором приближении, порядок рисков (в этой таблице) должен быть порядком социальных приоритетов».

Все эти составители сравнительных данных по степеням риска не учитывали того факта, что сравнение рисков не есть процедура принятия решений. Оно не требует выведения особых заключений, скажем, по контрасту между риском езды на мотоцикле и риском престарелого возраста. Более того, даже в качестве помощи интуиции, сравнение рисков имеет ряд присущих ограничений. Например, хотя некоторые люди чувствуют себя информированными, зная, что один взлет и приземление самолета сокращает продолжительность жизни в среднем на 15 минут, другие оказываются совершенно озадачены такой информацией. Ведь при приземлении самолет ты либо преждевременно умрешь (почти наверняка, больше чем на 15 минут), либо не умрешь. Для многих людей средние значения не охватывают адекватно сущность подобных рисков. В самом деле, было обнаружено, что пациенты, сталкивающиеся с перспективой операции рака легких, так же интересовались возможной угрозой смерти во время операции, как и ее положительным результатом, способствующим увеличению продолжительности жизни. И это было вполне разумно, что возможно бывает вызвано способностью человека в стрессовых ситуациях оценивать риски более адекватно, чем рассуждая о них абстрактно.

Следующий недостаток сравнительного анализа статистических данных о степенях рисков состоит в том, что краткие суммарные статистические данные могут маскировать важные и определяющие характеристики риска. Там, где есть неуверенность или несогласие с фактами, представление точечных (единичных) оценок может внушать чрезмерную уверенность. Поскольку люди особенно интересуются потенциалом катастрофических несчастных случаев, необходимо учитывать при этом также вероятности и величины других возможных потерь. Например, на отношение людей к риску оказывает влияние пренебрежение в статистических изложениях информацией о непосредственных последствиях возможных негативных событий, об угрозе будущим поколениям, о легкости сокращения риска и многое другое.

РИСК - это опасность возникновения непредвиденных потерь ожидаемой прибыли, дохода или имущества, денежных средств, других ресурсов в связи со случайным изменением условий экономической деятельности, неблагоприятными обстоятельствами. Риск измеряется вероятностью возникновения того или иного уровня потерь. Наиболее опасны риски с осязаемой вероятностью уровня потерь, превосходящих величину ожидаемой прибыли. Принято выделять следующие виды риска: банковский — риск, которому подвергаются коммерческие банки; валютный — риск, связанный с непредвиденным изменением курса иностранных валют; кредитный — риск, связанный с опасностью невозврата, неполного возврата или несвоевременного возврата кредитов; политический — риск, обусловленный влиянием политических перемен и военных конфликтов на экономические процессы; процентный — риск, связанный с непредвиденным изменением процентных ставок.

Журнал „Наука и техника“, №12, 2008

Статьи автора

Количество статей: 2

 Статьи

Версия для печати
Добавить в «любимые статьи»

Блоггерам - код красивой ссылки для вставки в блог
Информация об авторе: Наталья Коган
Опубликовано: August 3, 2009, 3:13 pm
 Еще для блоггеров: код красивой ссылки для вставки в блог

Комментарии


Автор запретил гостям комментировать статью

Хотите зарегистрироваться на сайте?
Тогда можно будет комментировать, не вводя код.

Спамить бесполезно, все ссылки в комментариях идут через редирект.
Флогистон / публикации / социальная психология / Ошибки восприятия риска
Еще в рубрике:

3Андрей Ловаков
Новый взгляд на повинуемость и эксперимент Стэнли Милгрэма


4Тамара Кулинкович
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ КЛАССИФИКАЦИИ ВИДОВ ПОДЧИНЕНИЯ


1Тамара Кулинкович
ТРАКТОВКА ПОНЯТИЯ «ПОДЧИНЕНИЕ» В ПСИХОЛОГИИ


3Галина Бедненко
Бедненко Г.Б. Вызовы и Ответы подросткового и юношеского периодов


2И.П. Шкуратова
Самопредъявление личности в общении (монография)


6Галина Бедненко
Галина Бедненко. Танцующие туфельки: исследование одного мотива в волшебных сказках


15Надежда Майсак
Суицидальные тенденции подростков субкультуры «эмо»


1Галина Бедненко
Галина Бедненко. Байкеры выходного дня или философия личностного выживания


22Галина Бедненко
Галина Бедненко. История и киномифы субкультуры байкеров (мотоциклистов): к анализу психосоциального развития


Наталья Коган
Ошибки восприятия риска


5Галина Бедненко
Галина Бедненко. Пространство мифа


6 Александр Александрович Вихман
Восприятие различных способов введения в заблуждение в контексте делового общения.


3И.П. Шкуратова
Когнитивный стиль и общение (монография)


1И.П. Шкуратова
Самовыражение личности в общении


49Е. Н. Волков, М. В. Вершинин
«Источники жизни» или паразиты иллюзий? | Что тренируют на (псевдо)тренингах типа Lifespring (МГТО)


7А.Н. Онучин
Схемы причинности в межличностном познании старшеклассников


3Роман Золотовицкий
Социометрия Я.Л.Морено: мера общения.


9И.П. Шкуратова
Мотивация самораскрытия в межличностном общении


47Т. Г. Стефаненко
Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности


4Магун Владимир Самуилович
Потребности и психология социальной деятельности личности (полный текст книги)


36Т. А. Шкурко
Танец как средство диагностики и коррекции отношений в группе


И.Б. Бовина
Может ли молчание защитить от СПИДа: представления о СПИДе и больных СПИДом/ВИЧ- инфицированных у молодежи


12Ю.М.Жуков
Психотехники расширения сознания: социопсихологические технологии


1Алена Прихидько
Когнитивные факторы копинг-поведения безработных


14Ю. Е. Алешина, А. С. Волович, П. Б. Снежневский
Зеркала и отражения: двойной захват


15Е. П. Белинская
Временные аспекты Я-концепции и идентичности


24Наталья Шавшукова
Особенности восприятия политического поля людьми разных политических ориентаций


13Алена Прихидько
Образ науки и стратегии совладающего поведения у современных ученых


11Виктория Голованевская
Взаимосвязь особенностей «Я» -концепции и совладающего поведения


10А.В. Панченко
Анализ поведенческой активности безработных

Поиск