Эмпирическое исследование психологических последствий применения информационных технологий.

Автор: О. Смыслова
Опубликовано: July 18, 2007, 12:00 am
Комментарий: эта публикация представляет собой эмпирическую часть дипломной работы Ольги Смысловой, в данный момент — аспирантки факультета психологии МГУ. Текст работы публикуется без приложений. Если возникнет желание ознакомиться с полным текстом работы, пишите Ольге Смысловой на korobka@mail.ru.



ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ
ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ
КОНКРЕТНЫЕ ГИПОТЕЗЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ
ПЛАН И ПРОЦЕДУРА ИССЛЕДОВАНИЯ
ИСПЫТУЕМЫЕ
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ПЕРВЫЙ ЭТАП ОБРАБОТКИ РЕЗУЛЬТАТОВ
Результаты выполнения испытуемыми Краткого Ориентировочного Теста.
Результаты выполнения испытуемыми «Прогрессивных Матриц Равена»
Результаты испытуемых, полученные с помощью опросника Розенберга.
ВТОРОЙ ЭТАП ОБРАБОТКИ ДАННЫХ
Результаты сравнения старшей и младшей групп хакеров.
Результаты сравнения хакеров и не-хакеров в старшей подгруппе
Результаты сравнения хакеров и не-хакеров в младшей подгруппе
Результаты по методике ценностных ориентаций и их обсуждение
ТРЕТИЙ ЭТАП ОБРАБОТКИ ДАННЫХ
ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
Обсуждение результатов первого этапа обработки данных
Обсуждение результатов, полученных на втором этапе обработки данных
Обсуждение результатов, полученных на третьем этапе обработки данных
Сопоставление формальных и неформальных критериев отнесения испытуемых к группам
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ ДЛЯ РАЗРАБОТКИ ТИПОЛОГИИ ХАКЕРОВ
ВЫВОДЫ
ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ЛИТЕРАТУРА В связи с указанными выше особенностями данной субкультуры при проведении исследования психологических особенностей хакеров встает необходимость решать, помимо содержательной, также задачи организационного и методического порядка. Это связано с тем, что, согласно анализу литературы, само слово «хакер» имеет множество определений и трактовок, зачастую противоречащих друг другу. На это указывают и сами хакеры. При этом исследователи подчеркивают, что противоречия в определениях хакерства возникают из-за популярности этой проблемы в средствах массовой информации, создающих своего рода романтический образ и привлекая таким образом к этой деятельности подростков. В связи с этим, организационной задачей данного исследования является определение состава испытуемых, критериев их отнесения к хакерам и сравнение их с не-хакерами.

Методическая задача состоит в подборе адекватного целям исследования методического материала для его проведения. В нашей работе исследуется ряд параметров, поэтому конкретные методики должны не только соответствовать исследовательским целям, но и быть достаточно компактными, чтобы обеспечить достаточное время для выполнения всей батареи методик. Помимо этого, подбор методик должен осуществляться таким образом, чтобы представлять интерес для испытуемых (которые могут отказаться выполнять «неинтересное» для них или задание «слишком личного» характера).

В работе прошлого года и в обзоре литературы было показано, что хакеры не являются однородной группой и существует множество критериев, по которым они могут быть разделены на подгруппы, а также отличаются от не-хакеров. К примеру, в работе прошлого года были выделены 3 подгруппы хакеров по характеристикам их познавательной сферы и уровню самоотношения. В анализе литературы и в проведенном пилотажном исследовании было показано, что такие различия могут быть найдены при диагностике интеллектуальной сферы, когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость, уровня самоуважения испытуемых. Поскольку, как уже было сказано, в среде хакеров наблюдается своеобразный «конфликт поколений», представляется важным изучение различий между хакерами и не-хакерами в возрастном аспекте. В соответствии с основными предположениями, можно сформулировать гипотезу исследования следующим образом: внутри группы хакеров и при сравнении их с другими специалистами в области информационных технологий можно обнаружить различия в уровне интеллекта, когнитивном стиле полезависимость- поленезависимость, уровне самоуважения и ценностных ориентациях.

Опираясь на данные о «конфликте поколений» в среде хакеров, можно предположить, что уровень интеллекта, самоотношения и поленезависимости ниже у представителей младшего поколения хакеров, чем у представителей старшего поколения.

В обеих возрастных группах предполагается обнаружить у хакеров более высокий уровень интеллекта и поленезависимости, чем у не-хакеров. В отношении обеих возрастных групп испытуемых выдвигается гипотеза о более высоком уровне самоотношения у не-хакеров, чем у хакеров.
В связи с указанными выше психологическими особенностями хакеров, возникла задача подбора адекватных целям исследования методик, в то же время подходящих для его проведения в данной субкультуре. Представители данной субкультуры не являются в полной мере «наивными» испытуемыми: многие из них увлекаются психологическими тестами, знакомы с понятием шкалы лжи, компьютеризированными версиями тестов MMPI, теста Люшера и др. Поэтому для получения достоверных результатов необходим подбор методик, которые, во-первых, не известны, во-вторых, интересны испытуемым (для того, чтобы они не отказывались участвовать в исследовании) и, в третьих, достаточно компактны.

В соответствии с гипотезами были выбраны методики, направленные на измерение интеллектуального уровня испытуемых, выявления их когнитивного стиля, уровня самоуважения и ценностных ориентаций. Данные методики, с одной стороны, отвечают задачам исследования, а с другой — соответствуют приведенным выше трем основным условиям: относительно малоизвестны, в достаточной степени интересны для испытуемых, компактны. Соответствие данных методик вышеуказанным условиям было установлено в ходе пилотажного исследования (проведенного в рамках курсовой работы).

Для диагностики уровня интеллекта испытуемых были выбраны Краткий Ориентировочный Тест и Прогрессивные Матрицы Равена. Такое сочетание методик было обусловлено тем, что в Кратком Ориентировочном Тесте присутствуют задания на вербальные способности [22], тогда как Прогрессивные Матрицы Равена показывают уровень невербальной составляющей интеллекта [6] (таким образом, методики дополняют друг друга). Одновременно КОТ показывает и уровень обучаемости испытуемого [22], что очень важно в нашем исследовании (так как «хорошие» хакеры должны «идти в ногу с прогрессом», то есть осваивать новое программное обеспечение сразу, как только оно разрабатывается) . Эти две методики служили не только для диагностики интеллектуального развития испытуемых, но применялись в качестве мотивирующего и маскирующего элемента в исследовании. Мотивирующий эффект проявлялся в том, что, так как одной из характерных черт испытуемых является высокая познавательная активность, эти методики должны быть им интересны. Действие маскирующего эффекта состояло в том, что на фоне этих двух методик испытуемые уделяли меньше внимания личностным методикам, благодаря чему мог снижаться эффект от построения испытуемым индивидуальной тактики ответов и гипотез относительно задачи исследования.

Для измерения полезависимости-поленезависимости был использован групповой вариант теста Уиткина, который является достаточно надежным инструментом для диагностики этого когнитивного стиля [34] и кроме того, представляет интерес для хакеров, так как им неизвестно, что он может измерять (основная масса образованных людей знает о существовании тестов на интеллект, но не о когнитивных стилях).

Для исследования ценностных ориентаций испытуемых была использована методика М.Рокича. М. Рокич определяет ценность как «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения или конечная цель существования» [22]. Необходимо отметить, что самим автором методика использовалась при изучении различных социальных движений, в том числе и движения хиппи, о котором многие авторы говорят как о близком по многим параметрам к хакерству. В специальных исследованиях было показано, что предпочтение тех или иных ценностей связано с такой характеристикой, как внутренний или внешний локус контроля [22]. Эта методика была выбрана из-за ее компактности, быстроты в проведении и в то же время достаточной надежности, валидности и достоверности [13]. Так как в ситуации психологического исследования у испытуемых не предполагается формирования мотива экспертизы, следует ожидать достаточной достоверности результатов.

Для диагностики самоуважения испытуемых был взят опросник Розенберга, диагностирующий уровень самоотношения субъекта. Эта методика также отличается компактностью, быстротой проведения при хорошей надежности, валидности и достоверности (Бодалев, Столин, 1987). Показатели по опроснику связаны, в частности, с активностью в общении, чувством межличностной безопасности, отношением к испытуемому со стороны родителей [6].


В соответствии с тем, что представления о хакерстве изменяются с течением времени и сами хакеры могут с возрастом отказываться от своих пристрастий, было решено изучать «хакеров» разных возрастных групп: младшей группы (старшеклассников и студентов младших курсов ВУЗов) и группы взрослых хакеров. Для обеих подгрупп хакеров были подобраны контрольные группы испытуемых, профессионально увлекающихся информационными технологиями, но не считающими себя хакерами. Таким образом, в исследовании приняли участие четыре исследуемые группы, различающиеся по возрасту и по параметру признания/не признания себя хакерами.

Проведение исследования занимало в среднем 1,5-2 часа. Порядок предъявления методик был следующим: КОТ, опросник Розенберга, Прогрессивные Матрицы Равена, Методика ценностных ориентаций, тест Уиткина (групповой вариант). Чередование методик применялось для того, чтобы получить своеобразный «маскирующий» эффект и испытуемые не успевали, пройдя одну методику, строить предположения о том, на что направлена следующая, и в соответствии с этим строить свои ответы (например, при изучении ценностных ориентаций). Кроме указанных выше методик, с испытуемыми проводились беседы. Данные по ним вошли в результаты этого исследования лишь частично, и могут послужить материалом для последующих работ.


Как уже было указано выше, понятие «хакерства» не имеет точного определения и критериев, поэтому особой задачей данного исследования является подбор испытуемых. Так как само понятие является размытым и на данном этапе исследования экспертная оценка «хакерства» не представляется возможной, в качестве основного критерия подбора испытуемых в группу хакеров было принято самоназывание, то есть готовность испытуемого причислить себя к хакерам.

Исследование проводилось в период с февраля 1997 г. по апрель 1998 г. Всего в исследовании приняли участие 62 человека в возрасте от 15 до 27 лет. Определенной проблемой с точки зрения организационной работы было формирование группы хакеров.

27 испытуемых является программистами, пользователями компьютерной сети «Fidonet»: из них 18 человек вошли в старшую (19-27 лет), и 9 человек (15-18 лет) — в младшую подгруппу. «Fidonet» представляет собой любительскую компьютерную сеть, предназначенную для письменного общения между пользователями на разные темы. В соответствии с темой сообщения пользователи выбирают название конференции, куда они могут написать свое письмо. Испытуемыми были подписчики теле-конференции «RU.HACKER», посвященной вопросам хакерства. Конференция работает в двух режимах: один режим — для обмена сообщениями, когда каждый участник имеет право опубликовать свое мнение. Второй режим работы конференции предназначен только для чтения, в этом случае все желающие могут читать все сообщения, не имея при этом права ответить собеседнику. Конференция «RU.HACKER» работает в режиме свободного обмена сообщениями только для привилегированных пользователей — хакеров, которые так или иначе зарекомендовали себя как хорошие специалисты. Существует особый «обряд инициации», посвящения в хакеры; для того, чтобы получить право писать письма в эту конференцию пользователь должен обратиться к определенному лицу (отвечающему за «прием в хакеры» и либо предоставить рекомендации хакеров-специалистов, либо самостоятельно доказать свои хакерские способности и умения. Необходимо отметить, что список хакеров в этой конференции включает в себя около 150 членов (по всей России), однако, читателей этой конференции в несколько раз больше.

В исследовании также принимали участие 7 человек (15-18 лет) из числа учеников т.н. «Хэкерской школы» («хэкер» — более правильное произношение англ. «hacker». В нашей работе употребляется более распространенное в печати слово «хакер»). «Школа» представляет собой клуб, по своей организации больше похожий на математические или физические кружки при обычных школах, в которых занятия ведут студенты. Однако, преподаватели и сами ученики этой школы относят себя к хакерам, существует специальная «хакерская» программа обучения, в школе собрано большое количество хакерской литературы, требования хакерской этики соблюдаются очень строго.

В контрольную группу программистов более старшего возраста, включающую 14 человек (19-26 лет), не называющих себя хакерами, вошли студенты старших курсов технических ВУЗов (5 человек учатся в МИЭМ, 5 в Московском авиационном институте), а также студенты-выпускники факультета ВМК МГУ(4 человека), считающие себя увлеченными специалистами в области компьютеризации. Для младшей подгруппы хакеров в качестве контрольной группы выступали подростки-старшеклассники и студенты начальных курсов ВУЗов, посещающие детский клуб «Компьютер» (14 человек в возрасте от 15 до 18 лет) — один из самых крупных и известных клубов Москвы. Большинство из них посещает этот клуб не первый год, некоторые из испытуемых являются членами «Аdmin»- клуба — клуба системных администраторов. Все испытуемые этой группы указывают. что увлекаются информационными технологиями больше, чем в течении несколько лет.
Таким образом, в соответствии с планом исследования, в нем приняли участие 62 испытуемых, из которых 34 считают себя хакерами и 28 — отказываются назвать себя так. Обработка результатов исследования проводилась в несколько этапов. На первом этапе рассматривались результаты, полученные при тестировании всех испытуемых, без разбиения на группы. Исключение составил Краткий Ориентировочный Тест, результаты по которому рассматривались отдельно по младшей ( Т-3 и Т-4) и старшей (Т-1 и Т-2) группам испытуемых. На необходимость такого исключения указал анализ бесед и протоколов испытуемых (см. ниже). Обработка результатов производилась с помощью статистической программы Statistica.

На втором этапе обработки результатов было произведено сравнение групп испытуемых Т-1, Т-2, Т-3 и Т-4 по методикам, результаты которых представлены в количественном виде (КОТ, Прогрессивные Матрицы Равена, Тест Уиткина и опросник Розенберга). Результаты, полученные при тестировании испытуемых с помощью методики ценностных ориентаций, приведены вместе с обсуждением результатов.

На третьем этапе обработки результатов был проведен кластерный анализ показателей всех испытуемых по методикам, измеряющим уровень интеллекта, поленезависимости и самоуважения и были рассмотрены тенденции в выборе ценностных ориентаций в выделенных группах (К-1, К-2, К-3, К-4). В ходе исследования подтвердилась гипотеза о «маскирующем» эффекте при применении методик, направленных на изучение познавательных способностей: часто испытуемые, не сумев «уложиться» во временные интервалы, просили дорешать оставшиеся задания в Кратком Ориентировочном Тесте (12 случаев), вместе проверить правильность выполнения ими методики Уиткина и «показать» им другие правильные ответы (46 человек), разобрать некоторые примеры из Прогрессивных Матриц Равена (15 человек). Один из испытуемых даже пытался «адаптировать» КОТ для людей из других культур: «а вдруг кто-то никогда не слышал эту пословицу — так что — он не совсем нормальный?». Замечаний по опроснику Розенберга и ценностным ориентациям было гораздо меньше: в основном испытуемые подчеркивали несравнимость ценностей, «нетранзитивность» такого ранжирования, говорили о своих трудностях при выполнении методики. Например, в отношении списка терминальных ценностей («конечных целей существования» по М.Рокичу) испытуемые часто отмечали, что все ценности являются очень важными в жизни и невозможно определить, какая из них важнее. Относительно второго, инструментального списка ценностей, испытуемые отмечали чаще, что в нем, наоборот, гораздо меньше ценностей, которые они могли бы оценить как самые значимые.

Результаты выполнения испытуемыми Краткого Ориентировочного Теста.
В старших изучаемых подгруппах в целом испытуемые показали высокие результаты при выполнении Краткого Ориентировочного Теста. Значение медианы оказалось равно 28, что чуть выше, чем медианные нормы для студентов технических ВУЗов, полученные при адаптации теста — 26 [22].

В младших подгруппах результаты выполнения Краткого Ориентировочного Теста оказались значительно ниже : значение медианы равно 21.5 (при адаптации теста такие же результаты были получены в выборке инженеров электросвязи [22]. В ходе исследования было замечено, что большая часть ошибок, допущенных младшими испытуемыми ( наблюдающихся в 9 протоколах) и нерешенных заданий в КОТ (которые испытуемый начал решать, а затем бросил) наблюдается в заданиях, где предполагается устный счет. Необходимо отметить, что для испытуемых их неспособность быстро сосчитать представляло открытие — во время исследования они отвлекались на дополнительные вопросы экспериментатору (можно ли написать формулу и не считать, можно ли сосчитать на калькуляторе и т.д.), тем самым еще больше снижая свои результаты. Таким образом, снижение результатов в младшей группе испытуемых по сравнению со старшими можно попытаться объяснить (прогнозировавшимся многими исследователями) утратой навыков устного счета, которое наблюдается у большинства испытуемых младшей группы. В связи с данным наблюдением было принято решение рассмотреть данные по методике КОТ отдельно по группам старших и младших испытуемых, а не в целом по всей выборке.

Результаты выполнения испытуемыми «Прогрессивных Матриц Равена»

По результатам тестирования испытуемых с помощью «Прогрессивных Матриц Равена» можно заключить о том, что большинство из них ( 84% ) обладает интеллектом выше среднего, то есть решает правильно 75-94% всех заданий [22]. 5 человек из 62 обладает особо высокоразвитым интеллектом — решает более 95% заданий [22].

Результаты испытуемых, полученные с помощью опросника Розенберга.

Суммарный балл каждого испытуемого подсчитывался как сумма положительных ответов («полностью согласен» — 2 балла и «согласен» — 1 балл) на прямые вопросы и отрицательных ответов на обратные вопросы (подсчет проводился аналогично). В среднем большинство испытуемых демонстрирует средний уровень самоотношения — медиана равна 9 (максимальное число баллов — 20) Более подробно результаты по этому опроснику будут рассмотрены при анализе различий между группами. В соответствии с выдвинутыми гипотезами результаты исследования рассматриваются по сравниваемым подгруппам.

Результаты сравнения старшей и младшей групп хакеров.

На основании данных можно говорить о том, что наша гипотеза о различиях между группами старших и младших хакеров подтверждается в отношении таких параметров, как поленезависимость и уровень интеллекта, измеряемый с помощью Краткого Ориентировочного Тестом. Поскольку различие между результатами этих групп по Прогрессивным Матрицам Равена невелико, можно предположить, что различия между группами старших и младших хакеров заключаются в уровне вербального интеллекта и обучаемости. Предположение о различии между группами Т-1 и Т-3 в уровне вербального интеллекта требует проведения специального исследования. С другой стороны, на основании анализа протоколов (описанного выше) представляется возможным выдвижение гипотезы об общем снижении навыков устного счета, которое обусловило низкие результаты по КОТ младших хакеров.

Различия между группами по такому параметру, как самоотношение, также оказывается не значимым. Однако, при качественном анализе данных следует отметить, что среди младших хакеров оказывается достаточно много лиц с очень низким уровнем самоотношения, что требует дополнительного анализа данных по группе Т-3 и всем остальным группам.

Результаты сравнения хакеров и не-хакеров в старшей подгруппе

Большинство различий между хакерами и не-хакерами по результатам проведенных методик оказались не значимы. Подтверждается гипотеза о том, что уровень интеллекта у хакеров (по результатам методики КОТ) выше, чем у не-хакеров. При этом, как и при сравнении хакеров с не-хакерами, различие между уровнем интеллекта в данных группах, измеряемое с помощью Прогрессивных Матриц Равена, оказалось не значимым на уровне 5-процентного критерия. Однако, по результатам статистической обработки можно заключить, что при менее строгом критерии значимости, а также при расширении выборки различия между группами по этому параметру окажутся значимыми. Таким образом, можно сделать вывод о том, что между группами существуют различия в уровне интеллекта и обучаемости.

Результаты сравнения хакеров и не-хакеров в младшей подгруппе

При сравнении результатов хакеров не-хакеров в младшей группе различия по всем методикам оказались не значимыми.

Необходимо отметить, что, несмотря на то, что р-значение при проверке некоторых гипотез не достигает уровня значимости, при увеличении выборки возможно появление значимых различий. Качественный анализ данных показывает, что в группе Т-3 (младшие хакеры) наблюдается большое число испытуемых с очень низким уровнем самоотношения, а группа Т-1 (старшие хакеры) выделяется высокими результатами по тесту Уиткина и методикам, диагностирующим интеллектуальный уровень испытуемых . При сравнении результатов испытуемых группы Т-3 с результатами испытуемых всех остальных групп, различие оказывается значимым ( р=0.03 по критерию Крускала-Уоллиса ). Группа Т-1 (старшие хакеры) характеризуется более высоким уровнем поленезависимости и интеллекта (значимость 0.002 и 0.0001) по сравнению со всеми остальными группами.

Результаты по методике ценностных ориентаций и их обсуждение

При рассмотрении результатов ранжирования испытуемыми ценностей в исследуемых группах был проведен качественный анализ. Были обнаружены различия в ранжировании испытуемыми следующих терминальных ценностей: интересная работа, красота природы и искусства, общественное признание, познание, продуктивная жизнь, творчество.

«Интересная работа», представляет большую ценность для хакеров как старшей группы, так и младшей (по сравнению с контрольными группами). Но в то же время для хакеров такая ценность, как «общественное признание» является менее важной, чем для не-хакеров. Медианы распределений рангов по всем группам находятся почти на одной линии, а старшие хакеры ставят эту ценность на одно из последних мест в иерархии.

При ранжировании ценности «познание» выделяется группа старших хакеров, для которых эта ценность является одной их самых важных. При ранжировании ценности «развитие» медиана в группе старших хакеров сдвигается выше, т.е. они оценивают его ниже. Возможно, это объясняется пониманием развития, как развития всех остальных сфер личности, исключая познавательную. Так, при ранжировании ценностей один из испытуемых — старших хакеров, несколько резонируя, так объяснял свою стратегию: « Развитие… Почему развитие?… только что было „познание“… А, наверно, это какое-то другое развитие, ну, мускулы там всякие, культура, политика и так далее. Нет, это можно положить подальше…» Об отстраненном отношении к политике и физическому развитию упоминается и в «Жаргоне хакера» [41].

При рассмотрении результатов ранжирования испытуемыми такой ценности, как «красота природы и искусства», обнаружилось, что, несмотря на то, что большинство испытуемых отводит ей одно из последних мест в иерархии, в группах хакеров находится 6 человек, ставящих эту ценность в первую пятерку. В «Жаргоне хакера» [41] можно найти подтверждение этому, которое заключается в том, что хакеры увлекаются созданием различных красивых программ, некоторые увлекаются музыкой, большой популярностью среди хакеров пользуются книги с иллюстрациями М.Эшера.

При ранжировании инструментальных ценностей были обнаружены различия между испытуемыми таких ценностей, как воспитанность, жизнерадостность, образованность, ответственность, рационализм.

В среднем не-хакеры оценивают такое качество, как «воспитанность» выше, чем хакеры. Однако, это различие не очень велико. По всей видимости, это обусловлено тем, что все специалисты, увлекающихся информационными технологиями (и особенно программированием), скорее склонны пренебрегать социальными условностями.

При сравнении групп по ранжированию ценности «жизнерадостность» на первый план выступает значимость этой категории для группы старших хакеров. Такие результаты можно объяснить тем, что, по словам, некоторых испытуемых, большинство ценностей в этом списке касаются качеств, необходимых для выполнения напряженной работы, нужных для «взрослой жизни», а «жизнерадостность» , по словам испытуемых, — единственное качество, не требующее от человека таких усилий. В младших группах испытуемые больше заботятся о получении работы, об устройстве в социальном мире. Сходные результаты получены при ранжировании ценности «рационализм»: все группы ставят ее на более высокое место, чем группа старших хакеров.

Особенно интересным представляется тот факт, что при ранжировании категории «ответственность» , группы хакеров оценивают ее выше, чем не-хакеры. При этом для старшего «поколения» хакеров она представляет большую ценность, чем для младшего. На основании этого можно сделать предположение о том, что хакеры из старшей группы, чувствуя свои возможности, одновременно осознают и ответственность за свои поступки. Так, в одной из бесед с испытуемым Д.П.из старшей группы хакеров, можно найти упоминание о взломе сотовых телефонов:
"… — Ты, кстати, знаешь новость: GSM-таки взломали. Ты знаешь, что это такое? (пауза). Это самый защищенный стандарт среди всех сотовых! (далее идет описание технических характеристик защиты сотовых телефонов этой компании). Я как-то разговаривал с М., сказал ему об этом, так он сразу схватился за это дело, стал спрашивать: «А ты можешь найти эту информацию, как их взламывать? А сам сможешь это сделать?» И с П. тоже самое — те же вопросы… Так странно… Вроде бы солидные люди, оба. П. — в банке работает, жена, машина, и так далее. И не понимает, что это такое, что за всем этим стоит… « (необходимо отметить, что оба человека, о которых идет речь, не имеют никакого отношения к хакерству, они занимаются бизнесом).
Таким образом, можно сделать вывод, что испытуемые, вошедшие в группу старших хакеров, больше, чем другие испытуемые, задумываются над последствиями „хакинга“, осознают ответственность за свои поступки. На этом этапе был проведен кластерный анализ по результатам тестов на интеллект, самоотношение, когнитивный стиль полезависимость-поленезависимость. Необходимо отметить, что при кластеризации данных по результатам всех четырех методик учитываются не только результаты по каждой методике в отдельности, но и их взаимодействие.

При этом было выделено 4 группы испытуемых. Первая группа испытуемых характеризуется высокими показателями по поленезависимости, высоким уровнем интеллекта и средними данными по опроснику самоотношения. В эту группу испытуемых вошли 8 человек из группы старших хакеров и по одному из контрольной старшей группы и группы младших хакеров. Эту группу можно описать как увлеченных программистов, которых характеризует высокая поленезависимость, уровень интеллекта и средний уровень самоуважения.

Для испытуемых, вошедших в эту группу, большую ценность, чем для испытуемых других групп, представляет „интересная работа“, познание, творчество, жизнерадостность, образованность, широта взглядов. Последняя ценность представляет для нас особый интерес в связи с тем, что, как было отмечено в анализе литературы, многие авторы считают, что увлечение компьютерными технологиями часто приводит к сужению интересов, сфокусированности на определенной области знаний. Таким образом, на основании этих результатов, можно говорить о том, что сужение интересов не характерно для всех хакеров.

Более низкие оценки в этой группе, чем в других, получили такие ценности, как материально обеспеченная жизнь, общественное признание, продуктивная жизнь, воспитанность, исполнительность.

Вторая группа испытуемых характеризуется меньшими, чем у первой группы, результатами по методикам измерения интеллекта и поленезависимости, однако, эти показатели выше, чем в среднем по всем испытуемым. В этой группе находится большая часть всех испытуемых из разных подгрупп. В нее вошли 7 человек из группы Т-1, 7 из группы Т-2, 8 — из Т-3 и 5 из Т-4. Таким образом, можно говорить о том, что в каждой из подгрупп, присутствуют лица с высоким уровнем интеллекта и поленезависимости.

Анализ результатов ранжирования ценностей испытуемыми группы К-2 показывает, что в основном сохраняются все тенденции, присущие группе К-1. Основные отличия между этими группами по ранжированию ценностей заключаются в том, что такие категории, как „развитие“, „исполнительность“, „эффективность в делах“ оказались для испытуемых этой группы К-2 важнее, чем для испытуемых других групп. Таким образом, несмотря на то, что познавательная деятельность остается для этих испытуемых внутримотивированным процессом, для них представляет ценность и конечный результат работы.

Третья группа испытуемых характеризуется средними или ниже средних результатами по методикам на интеллектуальный уровень (в том числе самыми низкими результатами по КОТ) и средним уровнем самоотношения. В нее попали 7 человек из Т-4, 5 из Т-2, 2 человека из Т-1 и один из Т-3.

По результатам тестирования с помощью методики ценностных ориентаций испытуемых этой группы можно сказать, что для них, по сравнению со всеми остальными испытуемыми меньшую ценность представляют категории, так или иначе связанные с познанием: интересная работа, развитие, творчество, широта взглядов. В противоположность „истинным хакерам“ для испытуемых этой группы большую, чем для всех остальных, ценность представляют воспитанность и продуктивная жизнь. Таким образом, можно говорить о том, что для этих испытуемых, в основном относящих себя к не-хакерам, меньшую ценность представляет познавательная деятельность, они ориентированы на конечный результат работы. Пользуясь терминологией, описанной в „Жаргоне хакера“, можно описать эту группу с помощью слова „дроид“ (андроид, робот): „человек, который делает все, что прикажет ему начальство, не задумываясь о смысле своих действий“. Конечно, это определение сильно утрировано, смысл действий эти испытуемые сознают, но интерес этих людей лежит больше в социальной сфере, чем в чисто познавательной (что, как можно легко увидеть, для хакеров и означает его отсутствие).

Четвертая группа испытуемых характеризуется низким уровнем поленезависимости (скорее полезависимостью), средним или ниже среднего уровнем интеллекта по двум методикам и низким уровнем самоотношения. В нее вошли 6 человек из группы Т-3, 2 человека из группы Т-4 и по одному человеку из двух оставшихся групп.

При ранжировании ценностей в этой группе наблюдаются две тенденции — сближающие ее с первой („истинными хакерами“) и третьей группой . Так, с одной стороны, испытуемые этой группы по сравнению с другими оценивают высоко такие ценности, как развитие, свобода, творчество, самоконтроль, и низко — воспитанность. С другой стороны, для них, по сравнению со всеми остальными группами, оказываются важными такие ценности, как общественное признание, продуктивная жизнь, эффективность в делах; но они выше всех оценивают такую категорию, как исполнительность, а образованность представляет для них меньшую ценность, чем для остальных испытуемых. Таким образом, можно предположить, что в этой группе оказались испытуемые, не нашедшие признания в кругу своих сверстников и близких. Хакерство представляет для них возможность почувствовать себя членом андерграунда, ощутить себя сопричастным „подвигам“ субкультуры, существующей во всем мире, и таким образом, компенсировать недостаток самоуважения и признания со стороны других. Поэтому, с одной стороны, для них оказываются важнее, чем для других испытуемых, эффективность, развитие, исполнительность, продуктивная жизнь. А, с другой стороны, зная, какие ценности являются для хакеров важными, они высоко оценивают такие категории, как творчество и свобода. Можно сделать предположение, что в ценности „свобода“ сливаются два значения: во-первых, это знаемая декларация свободы информации ( эти испытуемые не всегда точно дают себе отчет в том, что это такое: так, испытуемый А.Т. так описал, как он понимает хакерство: „Хакеры — это … люди будущего. Они делают все, ради того, чтобы все было свободно. Когда-нибудь потом, в будущем, все будет зависеть от компьютеров, информации, свободы. Сейчас все этого еще не понимают…“). Во-вторых, это ценность собственной свободы (от тягот школьной жизни или строгого родительского контроля, на который указывают некоторые из испытуемых этой группы). Однако, эти предположения относятся скорее к сфере изучения индивидуального образа мира и системы значений и требуют проведения специального исследования. Поскольку в нашем исследовании, кроме содержательной задачи, было необходимо решать задачи организационного и методического характера, указанные выше, представляется необходимым обсудить их решение. В плане решения организационной задачи можно отметить, что принятый в нашем исследовании способ формирования групп на основании формальных критериев (самоназывания и возраста) привел к содержательным результатам, одним из которых является расширение критериев формирования групп испытуемых. В частности, полученные результаты позволяют предложить неформальные, психологические критерии для выделения групп испытуемых. Мы полагаем, что таким критерием может служить показатель выполнения испытуемыми таких методик, как Краткий Ориентировочный Тест, Прогрессивные Матрицы Равена, тест Уиткина и опросник самоотношения Розенберга. При этом мы опираемся на полученные нами в проведенном исследовании данные о несоответствии формальных и неформальных критериев разделения групп испытуемых. Таким образом, методический материал, применявшийся в нашем исследовании, может в дальнейшем использоваться для формирования групп по психологическим критериям для более глубокого изучения механизмов психологических последствий информационных технологий.

При этом мы полагаем, что в последующих исследованиях потребуется дополнить наши критерии нетрадиционными способами подбора испытуемых и проведения исследования. Мы предполагаем, что имеются группы хакеров, предположительно характеризующихся трудностями в коммуникативной сфере и оставшихся за рамками нашего исследования. Так, в нашем исследовании не приняли участие хакеры-одиночки, имеющие коммуникативные трудности и не входящие в какие-либо группы. Задача по привлечению к исследованию таких испытуемых (возможно, представляющих собой „крайние“, вплоть до криминальных, варианты хакерства) чрезвычайно сложна и требует совершенствования методов исследований, в ходе которых (возможно, на начальных этапах) испытуемому не потребуется лично встречаться с экспериментатором. Вероятно, такие методы исследования станут возможны с привлечением информационных технологий, реализующих опосредствованные формы общения. Возможно, при проведении исследований с данной группой испытуемых будет необходимо провести модификацию методик, применявшихся в нашем исследовании.

Решение методической задачи показало, что выбранные нами методики отвечают содержательным целям исследования. Кроме того, они позволили получить новые психологические критерии для разделения испытуемых по группам и открыли перспективы расширения круга рассматриваемых проблем. Оправдалось предположение о том, что эти методики не вызовут протеста у испытуемых. Согласно результатам бесед с испытуемыми, принятый порядок проведения экспериментального исследования, позволил избежать построения испытуемыми индивидуальной тактики ответов и получить достоверные результаты. Подтвердилось предположение о том, что выбранная нами батарея тестов оказалась достаточно компактной, чтобы все испытуемые могли пройти всю батарею методик.

Обсуждение результатов первого этапа обработки данных

Первый этап обработки результатов показал, что в основном, все испытуемые демонстрируют достаточно высокий уровень интеллекта (диагностируемый с помощью Прогрессивных Матриц Равена), который, как показал анализ литературы, часто необходим для работы с информационными технологиями. С другой стороны, среди испытуемых младших возрастных групп была отмечена тенденция демонстрировать средний уровень интеллектуальных способностей (измеряемых с помощью КОТ). Проведя анализ протоколов испытуемых этих групп, представляется возможным объяснить такое снижение результатов по данному тесту общим снижением навыков устного счета у данных испытуемых. Многие из них отмечали при выполнении этого теста, что им редко приходится считать в уме, и им легче написать формулу, чем сосчитать ответ. Таким образом, в нашем исследовании подтверждается мнение многих авторов [15], [16]; К.Столл, 1996) о том, что среди хакеров есть как лица с высокими интеллектуальными способностями, так и хакеры со средним уровнем интеллекта. (Причем последние часто пользуются плодами трудов более квалифицированных хакеров — их знаниями и „достижениями“ — путем взаимообмена программным обеспечением, паролями доступа, способами „хакинга“ ).

Результаты тестирования когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость показали, что среди наших испытуемых встречаются как поленезависимые, так и полезависимые лица. Подробный анализ данного феномена представлен ниже.

Результаты тестирования испытуемых с помощью опросника Розенберга показали, что большинство из них демонстрирует средний уровень самоотношения. На других этапах обработки результатов этот показатель рассматривается совместно с результатами испытуемых по всем остальным методикам, поэтому его обсуждение будет приведено ниже.

Обсуждение результатов, полученных на втором этапе обработки данных

На втором этапе обработки данных были обнаружены различия между результатами групп, выделенных по возрастному параметру и параметру самоназывания (готовности назвать/не назвать себя хакером) . Были получены значимые различия между результатами старшего и младшего поколения хакеров (по уровню интеллекта и когнитивному стилю полезависимость-поленезависимость); между хакерами и не-хакерами старшего возраста (по уровню интеллекта). Гипотеза о различиях между хакерами и не-хакерами младшего возраста не подтвердилась. При этом в группе младших хакеров была выявлена тенденция демонстрировать низкий уровень самоотношения. Как показало сравнение результатов группы младших хакеров по опроснику Розенберга со всеми остальными группами испытуемых, молодое поколение хакеров отличается низким уровнем самоотношения. Как показал анализ бесед и результатов по методике ценностных ориентаций, среди этой группы хакеров наблюдается тенденция определять хакерство с точки зрения достижения признания и уважения в субкультуре и за ее пределами. С другой стороны, для большинства старших хакеров характерно описание этой деятельности как постоянного процесса познания. В связи с этим необходимо отметить, что многие из испытуемых старшего поколения в беседах упоминают о том, что называться хакером стало престижно в некоторых кругах, на электронных досках объявлений стали появляться письма с вопросами типа „как стать хакером?“, и само слово „хакер“ стало, по выражению испытуемого С.Н.»более затасканным". Таким образом, в нашем исследовании подтверждается существование «конфликта поколений» хакеров , о котором пишут многие авторы [16], E.Raymond), и который состоит в том, что все большее число младших хакеров стремится примкнуть к этому сообществу ради самоуважения и признания в этом круге людей.
Таким образом, данные полученные в нашем исследовании, подтверждают упоминающиеся во многих «хакерских» публикациях указания на своеобразный «конфликт поколений» в сообществе хакеров.

Обсуждение результатов, полученных на третьем этапе обработки данных

На третьем этапе обработки данных был проведен анализ результатов не столько по формальному критерию самоназывания, сколько по данным психологического тестирования. Это дало возможность более точно исследовать состав и психологические особенности как формальных групп, так и групп, выделенных на основании психологических данных.

По результатам кластерного анализа во всей выборке испытуемых (62 человека) были выделены 4 подгруппы. Это позволило проводить анализ, опирающийся на неформальный критерий, учитывающий психологические особенности испытуемых, такие как уровень интеллекта, когнитивный стиль (полезависимость-поленезависимость), уровень самоуважения.

Так, была выделена подгруппа хакеров, характеризующихся высоким уровнем интеллекта и поленезависимости при среднем уровне самоотношения (10 человек). При анализе ценностных ориентаций этих испытуемых было показано, что для них большое значение имеет возможность творчества, познания, при этом ценности, связанные со следованием общепринятым правилам (воспитанность, исполнительность) , отходят на второй план. Анализируя фрагменты беседы с этими испытуемыми, можно отметить, что многие из них, говоря о хакерстве, подчеркивают, что в хакерстве главное — не взлом программ или сетей, и даже не блестящие знания, а, скорее энтузиазм, любопытство, само стремление узнать как можно больше о компьютерах. Так, один из испытуемых описывает хакеров следующим образом: « это люди, которые исследуют внутренности компьютера и все, что с этим связано (с точки зрения программирования), исключительно из энтузиазма и которые пытаются узнать и узнают большее, чем того требует необходимость — в противоположность пользователю, который узнает ровно столько, сколько необходимо в данный момент».

Анализ литературы показал, что многие авторы акцентируют свое внимание на таких чертах хакеров, как высокий познавательный интерес, принятие решений на основе собственных представлений. Таким образом, в нашем исследовании подтверждаются мнения тех авторов (Дж.Вейценбаум, Дж.Маркоф и К.Хефнер, И.Моиеенков, авторы «Жаргона хакера»), которые считают, что среди хакеров встречаются лица, для которых «процесс познания мира через призму компьютерных технологий» [16] является ведущим. Взаимодействие с компьютером представляет для них внутримотивированную деятельность, и оно не зависит от чьих-то мнений и убеждений, кроме познавательного интереса самого субъекта.

Вторая группа, выделенная на основании результатов тестирования испытуемых по проведенным методикам (на измерение уровня интеллекта, поленезависимости, самоуважения), близка к первой не только по результатам методик, измеряемых количественно, но и по результатам ранжирования ценностей. Различия между этими группами состоит в том, что результаты второй подгруппы в целом оказались несколько ниже, за исключением уровня самоуважения. Таким образом, в этой группе намечается тенденция следовать «хакерским» идеалам и демонстрировать высокий уровень познавательных способностей. Таким образом, на основе наблюдений можно сделать предположение о том, что, если первая группа представляет крайний вариант «хакерства», то во второй — более умеренный. Испытуемых этой группы можно найти во всех подгруппах, выделенных по возрастному критерию и критерию самоназывания, их количество примерно равно во всех изучаемых группах. Можно считать, что в этой группе собраны испытуемые, которые являются специалистами в области информационных технологий; они в равной мере демонстрируют готовность называть и не называть себя хакерами. Проведенный анализ фрагментов бесед показал, что в той части испытуемых, которая не причисляет себя к хакерам, можно встретить большое количество указаний на то, что они увлекаются информационными технологиями с детства, компьютер уже успел стать частью их жизни, и им, по словам одного из испытуемых «нет необходимости» быть хакерами. Многие из них связывают свое будущее с компьютерными технологиями. Испытуемые, называющие себя хакерами, часто объясняют свое присутствие в «хакерском» сообществе тем, что «здесь есть возможность поделиться своими мыслями и идеями», переживаниями по поводу своих и чужих достижений. Таким образом, среди хакеров присутствуют не только высокоинтеллектуальные и поленезависимые субъекты, среди них есть и те, кто примыкает к сообществу ради того, чтобы иметь возможность общаться и обмениваться опытом с такими же, как и он сам увлеченными информационными технологиями людьми. Анализ литературы показывает, что в сообществе хакеров присутствуют субъекты, увлеченные информационными технологиями, но не настолько, чтобы забросить ради этого карьеру или семью. Многие из них увлекаются компьютерами недолгое время, но затем оставляют свои увлечения ради других ценностей. Такие люди не пренебрегают социальными нормами или правилами, всегда помня о них и о своем будущем.

Третья группа, выделенная на основании кластеризации данных, демонстрирует тенденцию к полезависимости, среднему уровню интеллекта при среднем самоотношении. В основном в эту группу вошли не-хакеры разного возраста. Анализ ценностных ориентаций этой группы показывает, что, в целом, они ориентированы на конечный результат работы. Это подтверждает и анализ фрагментов бесед с испытуемыми: многие из них стремятся к тому, чтобы получить работу в престижной компьютерной фирме (о чем, кстати, хакеры упоминают мало: многие из них предпочитают иметь «тихое» место работы, например, системного администратора в небольшой фирме, чтобы иметь время на свои собственные разработки). Так, один из испытуемых, услышав, что исследование посвящено проблеме хакерства, отреагировал …следующим образом: «В принципе, все это хакерство — полная туфта, просто некоторые завидуют, например, тому же Биллу Гейтсу, ну, это понятно, что он не мог просто так, с нуля стать суперзвездой… и некоторым другим, конечно. Лавры Митника им спать не дают. А, с другой стороны, почему бы не быть нормальным программистом и не пойти работать в ту же фирму „Microsoft“ к дядюшке Биллу? Я, например, вполне нормально отношусь к такому варианту. Раз уж человек добился успеха в чем-то , почему все должны над ним издеваться?» (Необходимы пояснения: многие хакеры отрицательно относятся к фирме «Microsoft», потому что считают, что ради коммерческого успеха эта фирма выпускает неготовые программные продукты). Таким образом, испытуемый фактически признает, что он готов работать ради конечного результата — успеха фирмы, для него главным оказывается собственный успех, а не процесс программирования. Для хакеров процесс работы и качественная, выверенная, «красивая» программа оказываются важнее. Таким образом, можно предположить, что испытуемые этой группы (которые в основном не считают себя хакерами), в действительности являются такими пользователями, о которых выше было сказано, что «они узнают ровно столько, сколько необходимо в данный момент.

Основное отличие четвертой группы, выделенной в результате кластеризации, состоит в том, что испытуемые, входящие в нее, демонстрируют низкий уровень самоотношения. В основном, в эту группу вошли младшие хакеры, характеризующиеся полезависимостью и сравнительно низким уровнем интеллекта. Эти испытуемые в своих определениях хакеров часто характерируют их как „веселых ребят“, в то же время чрезвычайно трудоспособных, волевых („они могут сидеть и всю ночь, разбираясь в какой-нибудь программе“), компетентных. В то же время в некоторых определениях можно найти упоминания о власти, которую получат хакеры в недалеком будущем: „Тот, кто умеет обращаться с компьютерами, тот и будет обладать реальной властью“. С другой стороны, на вопрос, почему они причисляют себя к хакерам, многие из них начинают с перечисления своих хакерских достижений: „Ну…, пару-тройку игрушек (компьютерных игр) я уже взломал…“ .
Таким образом, можно сделать предположение о том, что испытуемые этой группы (в основном, младших хакеров), войдя в сообщество хакеров, пытаются таким образом компенсировать недостаток признания в кругу сверстников и близких. В анализе литературы было показано, что недостаток самоуважения и признания в кругу общения часто служил своего рода толчком для вхождения в андерграунд и, нередко, последующих асоциальных поступков.

Сопоставление формальных и неформальных критериев отнесения испытуемых к группам

Сопоставляя результаты анализа групп, выделенных на основании формальных критериев и групп, выделенных по дополнительному критерию, опирающемуся на данные психологического исследования, можно представить состав групп выделенных на основании формальных критериев . В группу Т-1 (старшие хакеры) вошли 8 человек из группы К-1, выделенной по результатам кластеризации (поленезависимые испытуемые с самыми высокими показателями по уровню интеллекта, т.н. „истинные хакеры“) и 7 человек из К-2 (группы „умеренных“ хакеров). Также к „старшим хакерам“ примкнули три человека из третьей и четвертой групп, демонстрирующие низкий уровень самоуважения и средним уровнем интеллекта. Таким образом, в целом, в группе старших хакеров оказались лица, характеризующиеся высокими познавательными способностями и интересом.

В группе Т-3 (младшие хакеры) оказались в основном представители „умеренного хакерства“ (8 человек из К-2) и испытуемые, демонстрирующие низкий уровень самоуважения (6 человек из группы К-4). Также сюда вошли два человека из третьей группы (характеризующейся ориентацией на конечный результат работы) и один „увлеченный хакер“ из К-1. Таким образом, предположение о том, что в сообщество хакеров входят люди, не удовлетворенные своим положением в кругу свестников и близких, ищущие признания в каком-то другом сообществе, потверждается в нашем исследовании.

В обе контрольные группы вошли в основном представители второй и третьей групп, выделенных в результате кластеризации. Таким образом, люди, увлеченные компьютерными технологиями, могут не признавать себя хакерами, так как их круг общения позволяет им обмениваться опытом в сфере информационных технологий и у них нет необходимости обращаться к каким-то сообществам или клубам по интересам. Те, кто ориентирован на карьеру в этой сфере (а сам процесс работы и творчества отходит на второй план).

На основании анализа результатов по подгруппам, выделенным по критерию самоназывания (как готовности признать себя хакером), можно говорить о том, что испытуемые, входящие в эти подгруппы, причисляют себя к хакерам на основании разных критериев. Такими критериями оказываются: с одной стороны, предпочтение процесса познания компьютерных систем каким-либо достижениям и результатам в этой области, интерес к работе с такими системами, желание обмениваться опытом и идеями относительно этих технологий. С другой стороны, в качестве критерия называются собственные достижения в „асоциальных“ сторонах деятельности хакеров (например. взлом программ), а также компетентность в области информационных технологий, достижения в плане собственной работоспособности (количестве часов, проведенных за монитором компьютера).

Таким образом, можно утверждать, что в нашем исследовании были подтверждены выводы, сделанные на основе анализа литературы о существовании двух противоложных „полюсов“ хакерства: от положительных определений хакеров (как энтузиастов и профессионалов) до отрицательных сторон этой деятельности (взлома, асоциальных действий). Однако, относительно тех испытуемых, которые, как показало психологическое исследование, приходят в сообщество хакеров ради признания, необходимо отметить, что, в силу их непрофессионализма и средних способностей, многие из них не совершили каких-либо серьезных проступков. Для нас в анализе этой группы важна сама декларация хакерства как средства достижения авторитета в андерграунде благодаря своим асоциальным действиям, а также сами намерения и понимание хакерства теми, кто стремится таким образом завоевать признание.

Таким образом, в нашем исследовании обнаружены показатели, сближающие младшее и старшее „поколения“ хакеров, несмотря на различия между этими группами. Такими показателями являются поленезависимость, высокий уровень интеллекта, заинтересованность в процессе познания мира информационных технологий. Среди лиц, называющих себя хакерами, обнаружены и те, кто стремится примкнуть к этой субкультуре в поисках самоуважения, признания и даже мечтающих о власти. На основании анализа результатов деятельности испытуемых, принадлежащих к подгруппам, которые были выделены по формальным критериям самоназывания и возраста, в нашей работе был разработан неформальный психологический критерий для отнесения испытуемых к конкретным группам хакеров. В этот критерий входят такие психологические характеристики, как интеллектуальный уровень испытуемых, когнитивный стиль полезависимость-поленезависимость, уровень самоотношения. В нашей работе было показано, что лица, характеризующиеся высоким уровнем интеллекта, поленезависимостью и средним уровнем самоотношения, являются хакерами, увлеченными самим процессом познания компьютерных технологий. Те испытуемые, которые демонстрируют полезависимость, средний уровень интеллекта при низком самоотношении, ориентированы на достижение признания в хакерском сообществе (что в дальнейшем, при некоторых обстоятельствах, может привести к асоциальным действиям). Таким образом, в психологический критерий для разработки типологии хакеров входит комплекс таких психологических особенностей субъекта, как интеллектуальный уровень, когнитивный стиль полезависимость-поленезависимость, уровень самоотношения. Мы полагаем, что методическая база для формулирования таких критериев может быть усовершенствована в ходе последующих исследований. В нашем исследовании были поставлены и решены задачи организационного, методического и содержательного характера.

В организационном плане было показано, что формальные критерии отнесения себя к субкультуре хакеров не всегда соответствуют неформальным, психологическим критериям. Разработаны психологические критерии формирования групп испытуемых, на основе которых может быть проведен дальнейший анализ деятельности и психологических особенностей хакеров.

Подтвержден вывод, сделанный при анализе литературы, согласно которому к хакерам могут быть причислены как минимум две категории тех, кто называет себя хакером: во-первых, лица, увлеченные процессом познания информационных технологий и, во-вторых, те, кто ориентирован на асоциальные „достижения“.

Решение задачи методического порядка показало, что выбранные нами методики адекватны целям исследования и специфике работы с данным контингентом испытуемых. На основе данных методик могут быть сформулированы психологические критерии формирования групп испытуемых.

Решение содержательной задачи показало, что из выдвинутых нами гипотез относительно различий между хакерами и не-хакерами разных возрастов подтвердились следующие гипотезы:
 — о различии между хакерами старшего и младшего возраста по параметрам когнитивного стиля полезависимость-поленезависимость и уровня интеллекта.
— о различии между хакерами и не-хакерами старшего возраста по параметру уровня интеллекта.
Гипотезы о различиях между хакерами и не-хакерами младшего возраста, а также гипотеза о различиях в старших подгруппах испытуемых по уровню самоотношения не подтвердились.

Полученные результаты подтверждают сделанный в анализе литературы вывод о том, что популярность образа хакера в средствах массовой информации оказывает большее влияние на „молодое поколение“ хакеров. Основанием для такого вывода служит анализ результатов испытуемых по опроснику Розенберга, методике ценностных ориентаций и фрагментов бесед с испытуемыми.

Подтвержден вывод о существовании „конфликта поколений“ среди младших и старших хакеров, отмечаемый в рассмотренных выше публикациях, что может быть обосновано результатами сравнения этих групп по параметру полезависимости-поленезависимости, выполнения этими испытуемыми методики ценностных ориентаций и анализа фрагментов бесед с ними. Дальнейшее изучение такого вида „ухода“ в виртуальную реальность, как хакерство, может идти несколькими путями.

Во-первых, одну из самых сложных задач представляет собой поиск методов исследования, адекватных психологическим особенностям группы хакеров, которая не была представлена в данной работе (но предполагается ее существование). Скорее всего, это — поленезависимые, „увлеченные“ хакеры, возможно, имеющие трудности в коммуникативной сфере. Это те хакеры, которые не откликнулись на просьбу о психологическом исследовании (для которого была необходима встреча с экспериментатором), которые работают в одиночку и не имеют контактов (не опосредствованных электронной почтой и другими средствами коммуникации) с другими представителями этой субкультуры . Эти хакеры интересуют нас в нашем исследовании прежде всего как „истинные“ хакеры, которым больше других необходим „уход“ в мир информационных технологий. Возможно, что для изучения таких крайних случаев изменений личности необходимо разработать новые методы исследования, опосредствованные (по крайней мере, на начальных этапах), средствами коммуникации, привычными для такого рода субъектов.

Во-вторых, представляется интересной линия исследования, где соединяются несколько проблем: изучение компьютерных игр, изменение структуры личности, возникающее у „опытных игроков“, изучение „опыта потока“, виртуальных реальностей и деятельности хакеров. Как легко можно заметить при анализе литературы, существует определенный парадокс в процесса „хакинга“. С одной стороны, эта деятельность требует хорошо развитой волевой сферы (так как она связана с хроническими неудачными попытками взломать систему). С другой стороны, мы не наблюдаем такого развития у многих хакеров (например, Кевин Митник, несмотря на то, что несколько раз давал обещания заняться другой деятельностью и даже проходил специальное лечение, так и не смог оставить „хакинг“, несмотря на то, что эти обещания казались искренними). По-видимому, взаимодействие человека с компьютером представляет собой особый вид деятельности, мотивация к которой лежит в ней самой (как и в случае с компьютерными играми). Таким образом, необходим более детальный анализ процессов, происходящих при взаимодействии человека с компьютером и с другими людьми.
1. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации // Психологический журнал, 1998 , №1
2. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Кобелев В.В., Тихомиров О.К. Диалог с ЭВМ: психологические аспекты //Вопросы психологии, 1983 ,№2.
3. Батурин Ю.М. Право и политика в компьютерном круге. — М., 1987.
4. Букины М.иД. „Хакеры. О тех, кто делает это“// Рынок ценных бумаг, 1997, №23.
5. Букины М.иД. „Undergraund киберпространства“// Рынок ценных бумаг, 1997, №18.
6. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.Н. Словарь-справочник по психологической диагностике.- Киев, 1989.
7. Вейценбаум Дж. Возможности вычислительных машин: от суждений к вычислениям.- М., 1982.
8. Войскунский А.Е. „Групповая игровая деятельность в Интернете“, в печати. 1998.
9. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций.-М., 1960.
10. Дормашев Ю.Б., Романов В.Я. Поглощенность деятельностью/Психология внимания. — М., 1995
11. Доронина О.В. Страх перед компьютером: природа, профилактика, преодоление// Вопросы психологии , 1993, № 1.
12. Коул М. Новые информационные технологии, базовые навыки и изнанка образования: что следует делать?/ Социально-исторический подход в психологии обучения.- М., 1989.
13. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций.-М., 1992.
14. Макалатия А.Г. Изучение опыта компьютерных игр// Международная конференция студентов и аспирантов по фундаментальным наукам „Lomonosov-96“, Секция: Психология, Тезисы. 1996.
15. Маркоф Дж., Хефнер К. Хакеры.- Киев, 1996 .
16. Моисеенков И. Оно// Компьютерра, 1996,,№43.
17. Молчанов Б.М. Что такое хакер?//КомпьютерПресс, 1993, №8.
18. Носов Н.А. Психологические виртуальные реальности.- М., 1994.
19. Общая психодиагностика/ под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина.- М., 1987
20. Основы психодиагностики /под ред. А.Г.Шмелева .-М., 1996
21. Портрет писателя в юности , б/а // Мир ПК, 1998, №4
22. Практикум по психодиагностике. Кокретные психодиагностические методики,.- М., 1989
23. Психологические проблемы автоматизации научно-технических работ/ под ред. О.К.Тихомирова, М.Г.Ярошевского.- М., 1987.
24. Г.Л.Смолян, Г.М.Зараковский, В.М.Розин, А.Е. Войскунский Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной области).- М., 1997.
25. Смыслова О. Информационные технологии и общение: мотивационные и личностные особенности хакеров. МГУ, факультет психологии, курсовая работа. 1996.
26. Столл К. Яйцо кукушки, или преследуя шпиона в компьютерном лабиринте.- М., 1996
27. Е.В. Субботский. Индивидуальное сознание как система реальностей .- в печати. 1998.
28. Тихомиров О.К. Информационный век и теория Л.С.Выготского//Психологический журнал, 1993,№1
29. О.К.Тихомиров, Л.П.Гурьева.Психологический анализ трудовой деятельности, опосредствованной компьютерами// Психологический журнал, 1986, №5
30. О.К.Тихомиров, Л.П.Гурьева. Опыт анализа психологических последствий компьютеризации психодиагностической деятельности// Психологический журнал , 1989, №2
31. О.К.Тихомиров, Л.Н.Бабанин. ЭВМ и новые проблемы психологии, М., 1986.
32. Ю.В.Фомичева, А.Г.Шмелев, И.В.Бурмистров. Психологические корреляты увлеченности компьютерными играми// Вестник МГУ. Сер. 14. Психология, 1991, № 3.
33. Хармон Э. .Место действия — Санкт-Петербург//Пик технологии», 1996,сентябрь
34. Холодная М.А.. Когнитивные стили как проявление своеобразия индивидуального интеллекта. — Киев., 1990.
35. Шкуратова И.П.. Когнитивный стиль и общение. — Ростов-на-Дону, 1994.
36. Шмелев А.Г. Мир поправимых ошибок//Компьютерные игры. Обучение и психологическая разгрузка.- М., 1988.
37. Шнейдерман Б. Человеческие ценности и будущие технологии (Декларация ответственности)//Психологический журнал, 1992, №3
38. Barlow J.P. Cyberspace Independence Declaration/ available at http://www.samizdat.com
39. Surgeon B. Хакеры //Компьютерра,1996, №43.
40. Hacker’s jargon file .Version 3.2.0., 1995.
41. Hacker’s jargon file. Version 4.0.0,1997
42. «How to become a hacker» E.S.Raimond (б/г).
43. Meyer G.R. The social organization of computer underground ( б/г).
44. Sterling B. Preface to the Electronic Release/ The Hacker Crackdown, доступен на: www.samizdat.com/talk10.html ,1994



Статьи автора
Версия для печати
Добавить в «любимые статьи»

Блоггерам - код красивой ссылки для вставки в блог
Информация об авторе: О. Смыслова
Опубликовано: July 18, 2007, 12:00 am
 Еще для блоггеров: код красивой ссылки для вставки в блог

Комментарии

1 (гость) 06.06.2004 17:46

А почему Вы еще в РОССИИ?!

2 tank (гость) 06.06.2004 17:46

no comintaries

3 Аня (гость) 06.06.2004 17:46

Очень интересная работа, Ира. Я думаю, что довольно актуально. Я сама - аспирантка и моя тема исследования - "Психологические механизмы адаптации личности к информационной среде"

4 senser (гость) 06.06.2004 17:46

Я читал "Хакеры" Маркофа, спасибо за правдивое изложение... Пойду гляну homepage8-)

5 Н.Скворцова (гость) 06.06.2004 17:46

качественно

6 Иветта (гость) 29.04.2005 12:07

Я занимаюсь исследованием поисковой активности носителей Интернет — культуры. Если есть возможность и подходящие материалы, хотелось бы пообщаться.

7 алексей (гость) 08.05.2006 15:39

очень познавательно и интересно . спасибо


Автор запретил гостям комментировать статью

Хотите зарегистрироваться на сайте?
Тогда можно будет комментировать, не вводя код.

Спамить бесполезно, все ссылки в комментариях идут через редирект.
Флогистон / публикации / психология и интернет / Эмпирическое исследование психологических последствий применения информационных технологий.
Обновления сайта в формате RSS Обновления сайта через LiveJournal © Copyright Flogiston 1998-2008 . О проекте По вопросам сотрудничества обращайтесь на адрес
Еще в рубрике:

4Максим Юрин
Видеозаписи лекций и конференций по психологии теперь можно бесплатно посмотреть в Интернете!


14В. Ю. Меновщиков
Психологическая помощь в сети интернет


7Анатолий Харитонов
Основные направления изменения личности современного человека в условиях информационного общества


19Юлия Кленова
Экспериментальное исследование взаимосвязи интроверсии и коммуникативной установки с Интернет — зависимостью


7О. Смыслова
Эмпирическое исследование психологических последствий применения информационных технологий.


26И. Шевченко
Некоторые психологические особенности общения посредством Internet


12Анастасия Жичкина
О возможностях психологических исследований в сети Интернет


100Анастасия Жичкина
Социально-психологические аспекты общения в Интернете


12Мясников Илья Николаевич
Возможность применения компьютерных игр в качестве проективного метода исследования личности.


8Эллина Губенко
Опросник установок по отношению к Интернету


12Смирнов Ф. О.
Естественный язык и компьютер: деструктивное влияние или очередной этап эволюции?


57В. Нестеров
К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностных коммуникаций в Интернете


18Анастасия Жичкина
Шкала Интернет-зависимости А. Жичкиной


6Львова А. И., Рязанцева И.А.
Интернет-тренинг как новая возможность групповой психологической работы


62Смирнов Ф. О.
Навигация веб-сайта: лингвокультурные особенности


28А.Е. Жичкина, Е.П. Белинская
Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью


19Мария Сокольская (Сутула)
Игровая деятельность в Интернете


4А.А. Сакбаев
Различия осознаваемых мотивов у подростков с разной степенью компьютерной ориентированности


15Смирнов Ф. О.
Язык общения компьютерщиков: потребность в аффилиации или нечто большее?


35Анастасия Жичкина
Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста


5Роман Золотовицкий
Интернет и социометрия


162М.С. Иванов
Формирование зависимости от ролевых компьютерных игр


62М.С. Иванов
Психологические аспекты негативного влияния игровой компьютерной зависимости на личность человека


13Евгения Раевская
Черты личности Интернет-зависимых и Интернет-независимых пользователей


23В. Голованевская
Особенности Я -концепции как фактор формирования аддиктивного поведения


9Софья Кремлева
Чат «Сибирские Партизаны» как сетевое сообщество


3В. Фриндте, Т. Келер
Публичное конструирование Я в опосредованном компьютером общении


25В. Нестеров
К вопросу о динамике сетевых сообществ


8И. Васюков
Село Компьютеррово и его обитатели (Законы жизни компьютерной и Интернет — культуры)


5И. Васюков
МЖК, КСП, ВОК и другие … в Интернет

Поиск