Возможности проективных техник в маркетинговых исследованиях

Автор: Константин Ефимов
Опубликовано: July 13, 2000, 12:00 am
Оценка посетителей сайта:  2.00  (проголосовало: 1)

(на примере анализа особенностей «компьютерной» субкультуры)


по материалам курсовой работы
научный руководитель
канд. псих. наук, доцент Мельникова О.Т.
Москва, 2000

Введение
Теоретическая часть


1. Общая характеристика методов социально-психологических методов, применяемых в маркетинговых исследованиях
2. Общая характеристика проективных методов
3. Описание метода символического пространства
4. Исследование различий между «компьютерными» и «некомпьютерными» респондентами. Особенности «компьютерных» респондентов как целевой группы

Эмпирическая часть

1. Программа эмпирического исследования
2. Полученные результаты и их интерпретация
3. Сравнение результатов, полученных с помощью методики «Kто я?» и результатов, полученных с помощью теста символического пространства

Выводы
Заключение
Список использованной литературы
Приложение
В настоящее время проективные методы широко используются во многих областях психологической практики, в частности, в маркетинговых исследованиях. Популярность проективных методов обусловлена такой их особенностью, как возможность измерения неосознаваемых аспектов представления о некотором объекте и отношения к нему. Таким объектом может быть сам человек, другой человек или группа людей, какой-либо объект (товар, услуга, рекламный образ и т.п.).

Данное исследование посвящено изучению возможностей применения ранее не использовавшейся в психологических исследованиях проективной методики «тест символического пространства», разработанной социологами В.А. Луковым и В.Э. Меламудом (1998). При проведении этой методики человеку предлагается рассказать о себе с помощью картинок. Испытуемому предлагается достаточно широкий набор картинок, в которой затрагиваются различные области жизнедеятельности. Мы предполагаем, что с помощью этой методики возможно выявить неосознаваемые аспекты представления о себе. Выявленные с помощью этой методики образы могут быть использованы в дальнейшем для создания рекламных образов, с которыми испытуемые целевой группы будут наиболее легко идентифицироваться.

Таким образом, проблема данного исследования — изучение возможностей методики «тест символического пространства» в выявлении особенностей неосознаваемых аспектов представления о себе.

Исследование возможностей методики «тест символического пространства» проводилось на группах респондентов, условно названных нами «компьютерными» и «некомпьютерными». Критерием отнесения респондентов к той или иной группе являлась сфера их профессиональной деятельности. «Компьютерными» респондентами в нашем исследовании считались те, чья сфера работы имеет прямое отношение к изменению «компьютерной реальности», или, иными словами, конечный продукт, производимый на компьютере, служит для других компьютеров, или же для других людей, но опять-таки — опосредован компьютером. В эту группу были отнесены программисты, веб-дизайнеры, системные администраторы, проджект-менеджеры Интернет-проектов.

Ко второй группе мы отнесли «некомпьютерных» респондентов. Критерием отнесения к этой группе было то, что хотя значительная часть респондентов и владела навыками пользователя компьютера, но основная работа с помощью компьютера была направлена не на изменение «компьютерной реальности», а на более прикладные области — бухгалтерский учет, экономика, делопроизводство. Или же, если основная область работы не была связана с компьютером — он обычно использовался для развлечения, и эпизодического набора текстов (интеллектуальная печатающая машинка).

Таким образом, объектом исследования были «компьютерные» и «некомпьютерные» респонденты.
Предмет исследования - изучение возможностей методики «тест символического пространства» в выявлении особенностей неосознаваемых аспектов представления о себе «компьютерных» респондентов по сравнению с «некомпьютерными». Проведение такого исследования имеет, на наш взгляд, с точки зрения и фундаментальной, и прикладной психологии. С одной стороны, в результате проведения такого исследования были получены новые данные относительно особенностей «компьютерной» субкультуры. Такого рода исследований в настоящее время очень мало, хотя сам факт сущетсвования такой субкультуры признается многими авторами (Меламуд, 1996, Меламуд, Луков, 1998, Васюков, 2000). С другой стороны, полученные в результате исследования данные имеют и прикладную ценность, так как позволяют сделать вывод о тех образах, которые могут быть использованы в рекламе, ориентированной на группу «компьютерных» руководителей, и, в частности, в рекламе в Интернете, которая в последнее время быстро развивается.
 

Психодиагностические методы исследований можно поделить на группы, руководствуясь критерием характеристики основного методического принципа, положенного в основу данного метода. По этому основанию можно различить следующие типы методов:
1) объективные тесты;
2) стандартизованные самоотчеты, которые в свою очередь, включают в себя:
а) тесты-опросники;
б) открытые опросники, предполагающие затем последующий контент-анализ;
в) шкальные техники, построенные по методу семантического дифференциала Ч. Осгуда, и методики классификации;
г) индивидуально ориентированные техники типа ролевых репертуарных решеток;
3) проективные техники;
4) диалогические техники (беседы, интервью, диагностические игры) («Общая психодиагностика», 1987,с. 10).


Круг социально-психологических методов маркетинговых исследований несколько уже, чем круг вышеописанных методов, и в нем могут быть выделены две группы методов: качественные и количественные методы. Основное отличие между ними заключается в том, что в то время как количественные методы имеют развитый статистический аппарат и являются стандартизированными методиками, качественные методы не стандартизованы и применяются, как правило, индивидуально. К количественным методам относятся опросы и шкальные техники, построенные по методу семантического дифференциала, к качественным — проективные и диалогические (глубинное интервью, фокус-группа).

Качественные методики, в отличие от количественных, носят нестандартизованный характер. Ими можно измерить феноменологию явления, причинно-следственные связи. Их ценность заключается в том, что с их помощью можно выявить присущие личности невербализуемые в обычных условиях способы структурирования ее «жизненного пространства», субъективного внутреннего мира, часто — преодолеть искажения, возникающие в результате социальной желательности.

Количественные методы можно уподобить решетке, в которой есть узлы и ячейки, которые мы можем менять, но не можем изменить саму форму решетки, ее основу в то время, как качественные методы — это некое подобие полиэтиленового пакета. С одной стороны, мы можем менять форму нашего «полиэтиленового пакета», в то время как решетка жестко фиксирована и что-то она может задержать, и в этом случае мы можем говорить о результате, полученным с помощью этой методики, а что-то проходит сквозь нее совершенно беспрепятственно. С другой стороны, используя «пакет», мы не можем до конца верно оценить то, что мы поймали этим пакетом, поскольку он все-таки ограниченно прозрачен.

Обе группы методов — и количественные, и качественные — имеют различные преимущества и недостатки. Остановимся на преимуществах и недостатках качественных методов по сравнению с количественными.

Преимущества качественных методов

К достоинствам качественных методик следует отнести более глубинную интерпретацию данных, выход на причины тех или иных процессов, четкое понимание феноменологии явления. Количественными методами мы не можем выявить скрытые основы процесса, а можем, скорее, констатировать факт его наличия либо отсутствия, и динамику, в то время как качественными методами мы можем найти причину данного явления, но не можем быть уверены на 100% в правильности нашей интерпретации феномена.

Данные методики помогают исследователям проникнуть в трудно объективируемые, ускользающие при использовании традиционных психодиагностических методик особенности личности. Более конкретно, применение качественных методов позволяет:

 — выявить невербализуемые и/или неосознаваемые состояния или особенности личности. Поэтому на проективных методиках строится изучение неосознаваемых мотивов, потребностей, ценностей, образов, которые либо невербализуемы, либо искажены при вербализации защитными механизмами.
— преодолеть возможные искажения результатов в сторону социальной желательности.
— получить значительно более полные данные о феноменологии изучаемого явления, более индивидуализированные данные.
— возможность выйти на причины того или иного психического явления или процесса.

Недостатки качественных методов.

1. Нестандартизованность качественных методов, откуда вытекает подверженность результатов искажению под влиянием субъективного мнения исследователя в процессе интерпретации. Качественные методы «почти целиком отданы на откуп опыту и знаниям экспериментатора, вследствие чего полученные результаты скорее проясняют личность исследователя, а не обследуемого. Неоднократно отмечалось пренебрежение нормативными данными. Особо подчеркивалась неподатливость качественных методов традиционным способам определения надежности и валидности (в имеющейся литературе приведено немало противоречивых результатов)» (Бурлачук, Морозов, 1999, с. 250).
2. Трудоемкость (зачастую требуется индивидуальная работа с каждым испытуемым), наличие влияния исследователя на поведение испытуемых.

К результатам, которые получены в результате применения качественных методов, необходим критический подход. Однако, следует отметить, что желание оценить все проявления личности, полученные с помощью данных методик, в параметрах валидности и надежности вряд ли может быть удовлетворено. «Вопрос о ценности качественных методов более уместно ставить при их рассмотрении как качественных клинических процедур, а не при количественной оценке их показателей, как это осуществляется в психометрических тестах.» (Общая психодиагностика, 1987, с.15.)

При применении качественных методов исследования необходимо соотнесение данных, получаемых в результате применения этих методов, с результатами других исследований, а так же с жизненным путем испытуемого. Мы не можем слепо следовать различным интерпретационным схемам, особенно, если они взяты безотносительно испытуемого. В противном случае, этот подход приводит к ложным результатам.

Одним из видов качественных методов являются проективные методы. Фактически, они обладают теми же достоинствами и недостатками, что и качественные методы в целом, однако обладают и некоторой спецификой.

«Наиболее существенным признаком проективных методик является использование в них неопределенных, неоднозначных (слабоструктурированных) стимулов, которые испытуемый должен конструировать, развивать, дополнять, интерпретировать. В соответствии с проективной гипотезой каждое эмоциональное проявление индивидуума, его восприятия, чувства, высказывания, двигательные акты несут на себе отпечаток личности. Личность проявляется тем ярче, чем менее стереотипны ситуации-стимулы, побуждающие ее к активности. Стимулы, применяемые в проективных методиках, приобретают смысл не столько в силу их объективного содержания, сколько в связи с личностным значением, придаваемым им обследуемым. Отсюда — характерное для проективных методов отсутствие оценки ответов-реакций как „правильных“ или „ошибочных“, ограничений в их выборе.»(Бурлачук, Морозов, 1999, с.250).

Понятие, на котором основаны проективные методы — понятие проекции. Слово «проекция» происходит от латинского «projectio» — выбрасывание вперед. Понятие проекции для обозначения этих методик было впервые использовано Л. Франком (1939).

Начало существования проективных методик традиционно ведется с теста словесных ассоциаций К. Юнга, созданного им в 1904-1905 годах. Следует отметить, что, хотя метод вызова ответных ассоциаций в психологии был известен со времен В. Вундта и Ф. Гальтона, но именно Юнгу принадлежит открытие и доказательство феномена, лежащего в основе всех проективных методик. Им была доказана возможность посредством косвенного воздействия на значимые области переживания и поведения человека (комплексы), вызывать значимые изменения в экспериментальной деятельности испытуемого. Юнг показал, что неосознаваемые переживания личности доступны объективной диагностике. Тесты незаконченных предложений и рассказов ведут свое начало от ассоциативного теста Юнга.

Первое описание процесса проекции в ситуации со стимулами, допускающими их различную интерпретацию, принадлежит Г. Мюррею. Положения Г. Мюррея, в которых проекция рассматривается как естественная тенденция людей действовать под влиянием своих потребностей, интересов, всей психической организаций, является наиболее ранним приложением понятия проекции к психологическому исследованию. По его мнению, защитные механизмы в процессе проекции могут проявляться, а могут и не проявляться. До этого времени теоретическая концепция проекции в том виде, как она применима к исследованию личности, не формировалась.

Критика проективных методов связана с неоднозначностью понятия «проекция». Понятно, что личность проецируется, как на экран, на стимульный материал, однако до конца неясно, какие именно особенности личности проецируются?

Как известно, Л. Фрэнк ввел термин «проекция», не определив его конкретного содержания. Подразумевалось, что благодаря неопределенности стимульного материала личность как бы проецируется на него, как на экран. Подобное образное трактование понятия проекции не удовлетворяло исследователей. Первые содержательные интерпретации проекции как феномена связывались в теоретическом отношении с концепцией Фрейда. Однако понимание проекции с точки зрения Фрейда также не отличалось однозначностью, что порождало ряд трудностей при интерпретации проективных методик.

Критика проективных методов в основном была связана с многозначностью термина «проекция», а именно, с возможностью выделения внутри этого класса различных, отличающихся друг от друга феноменов — то есть, выделения множества видов проекций.

Так, Б. Мюрстейн и Р. Прайер (Murstein B., Pryer R., 1959) выделяют следующие виды проекций:

1. Классическая защитная проекция (приписывание собственных вытесненных черт другим людям) Фрейда находит подтверждение во многих клинических наблюдениях.
2.Атрибутивная проекция — приписывание собственных мотивов, чувств и поступков другим людям (по смыслу близка к фрейдовскому «уподоблению»).
3. Аутистическая проекция — детерминированность восприятия потребностями воспринимающего; для иллюстрации этого взгляда авторы ссылаются на эксперименты New Look.
4.Рациональная проекция отличается от классической «рациональной» мотивировкой: например, по данным одного из экспериментов, когда студентам предложили высказать свои замечания по структуре учебного процесса, оказалось, что на отсутствие дисциплины жаловались отпетые прогульщики, а квалификацией преподавателя были недовольны двоечники. Здесь, как и в случае обычной рационализации, вместо признания собственных недостатков, испытуемые были склонны приписывать ответственность за собственные неудачи внешним обстоятельствам, или другим людям ( цит. по «Общая психодиагностика», 1987).
Данная классификация проекций не является единственной. Д. Холмс (1968), опираясь на многолетние исследования, выделяет два измерения проекции. Первое измерение отвечает за то, что проецируется, т.е. субъект воспринимает в другом черты, присущие ему, или же черты, которыми он не обладает. Второе измерение отвечает за то, осознает ли субъект обладание проецируемой чертой, или нет." (цит. по «Общая психодиагностика», 1987).
.
Таким образом, основным недостатком проективных методов считалась неоднозначность понятия проекции, и, следовательно, нерешенность вопроса о том, какие именно особенности личности подвергаются проекции.
В качестве обобщения критики проективных методов можно привести мнение Р. Кэттелла относительно проективных методик. Основные его аргументы следующие:
1. проективная психология оказалась неспособной четко сформулировать гипотезу о том, какие слои личности преимущественно отражаются в показателях, проективных тестов — открыто проявляющиеся, осознаваемые или, напротив, бессознательные, скрытые;
2. интерпретационные схемы не учитывают, что защитные механизмы -идентификация и проекция — могут искажать восприятие проективных стимулов одновременно, и притом, в разных направлениях, так что апелляция к механизму проекции до того, как природа искаженного восприятия доказана, неправомерна. Например, испытуемый со скрытым гомосексуализмом может давать больше соответствующих ответов в ТАТе (при идентификации) или меньше; если действует механизм обратной проекции для формирования реакции;
3. остается неясным вопрос о том, какие именно личностные переменные проецируются — влечения, бессознательные комплексы, динамические аффективные состояния, устойчивые мотивы. (цит. по «Общая психодиагностика», 1987).


Неоднозначность понятия «проекция», однако, не ограничило распространенность проективных методов и их дальнейшее развитие. В настоящее время выделяются следующие группы проективных методов:

1) конститутивные - структурирование, оформление стимулов, придание им смысла (тест Роршаха);
2) конструктивные — создание из оформленных деталей осмысленного целого (тест мира);
3) интерпретативные — истолкование какого-либо события, ситуации (ТАТ);
4) катартические - осуществление игровой деятельности в специально организованных условиях (психодрама, ролевые игры);
5) экспрессивные - рисование на свободную или заданную тему (например, «Дом-дерево-человек»);
6) импрессивные — предпочтение одних стимулов (как наиболее желательных) другим (Соколова, 1978, с. 623; Бурлачук, Морозов, 1999);
7) аддитивные -завершение предложения, рассказа, истории (Бурлачук, Морозов, 1999).
Традиционно проективные методы применялись преимущественно в клинической практике. Однако в настоящее время они применяются и в социально-психологических исследованиях. Начало применения проективных методик — новое решение задачи в маркетинговых исследованиях, т.к. именно они освещают те стороны личности, которые влияют на совершение тех или иных поступков.

При этом использование проективных методов в социально-психологических исследованиях отличается тем, что они, как правило, применяются не столько для того, чтобы выявить глубинные особенности личности, сколько для того, чтобы выявить различие либо сходство между группами, общие либо резко различные для всех представителей некоторой социальной группы мотивы.
Применительно к маркетинговым исследованиям эти методики применяются для определения конкретных привычек и потребностей определенной группы людей, которой должна адресоваться продукция фирмы-заказчика и на которую должна быть рассчитана ее реклама.

Вкратце приведем описание наиболее часто используемых в маркетинговых исследованиях проективных методик (Мельникова, 1997.):

Свободные и направленные ассоциации. Их результаты следует развить в уточняющих вопросах. Первые реакции тяготеют к прагматичности, но последующие (так же как и некоторые спонтанные мысли) указывают путь к эмоциональным представлениям. Ассоциации к тому же полезны для расслабления и разминки группы.
Завершение предложений. Это известный вербальный методический прием, позволяющий получить более непосредственную реакцию на изучаемый предмет, явление или ситуацию.
Завершение рисунка или «bubbles». Обычно даются размытые, неопределенные картинки, в которых респондент «одевает» человечка, олицетворяющего собой товар, рисует ему лицо, домысливает характер, образ жизни, строит «диалоги» между покупателем и непокупателем до и после выбора. Очень результативен прием противопоставления того, что люди «говорят» и что «действительно думают».
Аналогия. Это представление товара и его фирменного знака не таким, каков он есть на самом деле, а как-либо иначе (в форме музыки, животного, поверхности или как фирменного знака или товара из другой производительной области). Аналогия срабатывает, освобождая респондентов от логичных ограничений, стимулируя эмоциональные ответы. Аналогии могут помочь проникнуть в социальные, товарные или личные образы.
Персонализация. Респондент «превращается» в товар или фирменный знак. Это помогает придать товару те ощущения, мысли, характер, которые определяют его достоинства. Другой вариант: респонденты проецируют себя на роль покупающего данный товар. В этом процессе может помочь составление «панегириков» и «некрологов» товаров и фирменных знаков.
Ролевая игра. Проводится для того чтобы обыграть отношения фирменных знаков и рекламы, высветить процесс принятия решения. Члены группы выбирают роли
и действуют в соответствии со своей фантазией. Вспомогательными средствами могут служить куклы, дома, декорации и другие чисто театральные атрибуты, помогающие респондентам рассказывать о фирменных товарах.
• Психологический рисунок. Респонденты используют различные цвета, формы и символы, чтобы выразить свое ощущение. Результаты могут быть проанализированы с точки зрения используемых символов, но, кроме того, психологические рисунки полезны как катализатор тестирования в тех случаях, когда респондентов просят описать то, что они пытаются визуализировать.
• Лепка из глины. Аналогичный способ выявления глубинных чувственных ощущений с использованием других изобразительных средств.
Направленные мечты. Респондентам предлагают фантазировать, представляя, что они мечтают. Направленные мечты используются с целью получения «фотографий» эмоциональной жизни товара или фирменного знака, иным способом получаемых при использовании других методических приемов.
• Коллаж. Материалом здесь служат наборы журналов или газет и др. Респонденты вырезают, располагают на листе разные картинки, добавляя свои собственные цвета и рисунки с тем, чтобы создать впечатление или реакцию на изучаемый объект. Результат отличается от получаемого при использовании техники использования психологического рисунка тем, что материал для респондента уже подготовлен. Этот методический прием особенно выигрышен, когда требуется понимание так называемых «базовых» факторов, определяющих, например, потребительское поведение.
• «Образ/ответ». Процесс состоит в том, что респондентам предоставляют широкий выбор индивидуального и/или вербального материала, которым они манипулируют, например, разделение картинок, их категоризация и др. Обычно респондентам предлагается проранжировать предметы по критериям, например, качества, престижности, изысканности. Такой прием может выявить подгруппы, по разным причинам связанные между собой.
Перейдем теперь от обзора качественных методик, применяемых в социально-психологических исследованиях, к подробному рассмотрению методики, с помощью которой было проведено данное исследование. Нами была применена модифицированная методика символического пространства, разработанная В. Э. Меламудом совместно с В.А. Луковым в 1998 году. Данная проективная методика ранее не применялась в социально-психологических исследованиях. Для целей исследований межпоколенческих различий в образе мира В.А. Луковым был разработан метод символического пространства (Луков, Меламуд, 1998). Его модификация инструментализована В.Э. Меламудом (1996) для целей исследования влияния компьютеризации школы на межпоколенческие социокультурные различия.

Метод символического пространства устанавливает социальные типы по признаку целостной (синкретичной) реакции на образы, обладающие символическим значением. Специфика метода состоит в том, что применение в нем приемов, аналогичных используемым в психологии проективным методикам, имеет в итоге социологическую типизацию, т.е. соотносится с дифференциацией людей, ставших объектом изучения, не по психологическим признакам, а по социально-демографическим, социально-профессиональным и другим признакам, определяющим социальную структуры и стратификацию общества.

Инструментом метода символического пространства является комплект фотографий, обработанных компьютерными средствами для обеспечения сопоставимости по техническим характеристикам. Комплект имеет следующие параметры:

 — число фотографий: 100
— размер фотографии 7,5 х 8,0 см. (соответствует структуре фотоотпечатков «Полароид», рассчитанного на основе апперцепции европейского типа.
— углы фотографий закруглены (эффект телеэкрана)
— фотографии сканированы, выровнены по интенсивности цвета, распечатаны с применением струйного принтера на одном сорте бумаги, ламинированы).
Комплект фотографий формируется по итогам многократного отбора из предварительных заготовок (1000 единиц). Предварительные заготовки представляли собой иллюстрации из журналов, собранные большим количеством людей.

В 100 финальных единиц отбора были включены:

 — по 10 единиц, типичных для 6 групп (женщины, мужчины, отцы, дети, владеющие компьютером, не владеющие компьютером) из числа наименее выбираемых в парной группе — всего 60 единиц.
— по 5 единиц, типичных для указанных 6 групп, из числа наиболее часто пересекающихся с выборами парной группы — всего 30 единиц
— 10 единиц, случайно отобранных (по таблице случайных чисел из оставшегося материала).
Для аналитических целей отобранные картинки были распределены 20 экспертами по признаку «компьютерный человек — некомпьютерный человек». В выборах нашли отражение следующие области символического пространства: «природный ландшафт», «компьютер», «человек», «комната», «дом», «автомобиль», «спорт», «мода», «игра», «музыка», «отдых», «искусство», «животные», «растения», «еда», «книга», «школа», «город», «село», «дети», «семья», «кино», «бизнес», «вещи», «здоровье», «легенды», «электроника», «религия», «космос», «лаборатория», «карикатура», «театр», «детектив». Охвачены, таким образом, основные сферы жизнедеятельности человека и его предметного мира.

Символическое значение отобранных экспертами образов может трактоваться разными способами. В оригинальной методике В.Э. Меламуда трактовки символического значения изображений не было, поскольку в основу метода был положен сам факт выбора испытуемым картинки, наиболее часто относимой экспертами к «компьютерным» или «некомпьютерным» выборам.

Методика проводится индивидуально, в помещении с минимумом отвлекающих объектов, в достаточно высоком темпе. Для проведения тестирования по методу символического пространства необходим хорошо освещенный стол, на котором могут быть разведены без наложения не менее 25 фотографий.

Этапы работы.

1. Исследователь после предварительного введения испытуемого в курс дела дает следующую инструкцию: «Вы хотите рассказать о себе незнакомому человеку, но он не может Вас слышать или прочитать Ваше письмо. Зато у Вас в руках эти 100 картинок. Попробуйте выбрать из них все те, которые могут наилучшим образом рассказать незнакомцу о Ваших вкусах, интересах, о том, какой Вы человек. У Вас 5 минут. Отобранные картинки раскладывайте так, чтобы они были видны». В ходе выполнения задания исследователь фиксирует номера отобранных картинок.
2. После отбора опрашиваемым фотографий исследователь дает ему следующую инструкцию: «У Вас есть возможность передать незнакомцу не все отобранные картинки, а только 25 из них. У Вас 5 минут, чтобы отобрать 25 картинок». В ходе выполнения задания исследователь фиксирует номера отобранных фотографий.
Исследование может вестись в один этап. В этом случае исследователь сразу ограничивает число фотографий (25 фотографий).
Полученные сведения о выборах оцениваются раздельно по выделенным типам и в общем виде на основе частотных характеристик (по В. Э. Меламуду, 1996, с. 73-88).

Теоретически, данная методика может базироваться на аутистической проекции, а именно, на детерминированности восприятия потребностями воспринимающего. По классификации проективных методик она принадлежит как к конструктивным — создание из оформленных деталей осмысленного целого (например, тест Мира), так и к импрессивным — предпочтение одних стимулов (как наиболее желательных) другим (тест Люшера).

В нашей работе была применена модификация методики В.Э. Меламуда. Отличия нашего метода от оригинального метода, примененного в работе В.Э. Меламуда, заключались в следующем:

1. Не было ограничено время, отведенное испытуемому на выбор картинок.
2. Не было ограничено количество картинок.
3. Были добавлены новые картинки (62) (эти картинки включали в себя более современные образы социокультурной символики).
4. Испытуемых, после того, как они выбирали картинки, просили обосновать выбор каждой картинки. Мотивировки фиксировались с помощью диктофона.
Из близких по объекту диагностики к методу социокультурного пространства, к методам исследования в психологии относится тест 20 суждений Куна-Макпартленда. В этой методике испытуемому предлагается дать 20 ответов на вопрос о том, кто он, в письменном виде. На наш взгляд, обе эти методики могут быть использованы для исследования образа Я (а методика Куна-Макпратленда традиционно и применяется для исследований образа Я и самосознания), однако основное их различие — в том, что в методике Куна-Макпартленда испытуемому предлагается дать вербальное самоописание, а в методе символического пространства — невербальное. Поэтому для сравнения диагностических возможностей этих методик мы провели их обе, с тем, чтобы затем сравнить полученные результаты.

4. Исследование различий между «компьютерными» и «некомпьютерными» респондентами

Особенности «компьютерных» респондентов как целевой группы.

В нашем исследовании участвовали 2 группы респондентов. Условно они были названы нами «компьютерными» и «некомпьютерными». Критерием отнесения респондентов к той или иной группе являлась сфера их профессиональной деятельности. «Компьютерными» респондентами в нашем исследовании считались те, чья сфера работы имеет прямое отношение к изменению «компьютерной реальности», или, иными словами, конечный продукт, производимый на компьютере, служит для других компьютеров, или же для других людей, но опять-таки — опосредован компьютером. В эту группу были отнесены программисты, веб-дизайнеры, системные администраторы, проджект-менеджеры Интернет-проектов.

Ко второй группе мы отнесли «некомпьютерных» респондентов. Критерием отнесения к этой группе было то, что хотя значительная часть респондентов и владела навыками пользователя компьютера, но основная работа с помощью компьютера была направлена не на изменение «компьютерной реальности», а на более прикладные области — бухгалтерский учет, экономика, делопроизводство. Или же, если основная область работы не была связана с компьютером — он обычно использовался для развлечения, и эпизодического набора текстов (интеллектуальная печатающая машинка).

При постановке проблемы исследования мы исходили из сущетсвования специфической компьютерной субкультуры. Следует отметить, что, несмотря на то, что компьютеры стали массово использоваться совсем недавно — и само понятие PC — персональный компьютер появилось всего лишь около 20 лет назад, уже сейчас можно отметить наличие компьютерной субкультуры.

Компьютерная субкультура обладает всеми признаками субкультур, в частности, особыми социальными маркерами, жаргоном, самосознанием. Так, утверждается, что у представителей компьютерной субкультуры есть своя мифология, привилегии для отдельных членов, определенные и очень специфические формы проведения досуга, формы отношения к «своим» и «чужим» ; " особая кибернетическая идеология, определенные этические нормы и ценности, эстетические установки и потребности, мифологию, вкусы, предпочтения « (Васюков, 2000).

За последние 10 лет данная субкультура была популяризирована СМИ в результате и превратилась из малоизвестной в популярную и даже престижную. Однако это не сделало ее более доступной, так как основной критерий принадлежности к ней — высокий уровень владения информационными технологиями.
Исторически сложилось, что первыми представителями данной субкультуры были именно высококвалифицированные специалисты. Это легко объясняется тем, что работа с компьютером долгое время требовала достаточно сложных навыков и не была адаптирована для „наивного“ пользователя. А работа с компьютерными сетями опосредовала общение представителей субкультуры компьютером. Это, в свою очередь так же не могло не наложить своеобразного отпечатка на представителей компьютерной субкультуры.

Можно выделить следующие особенности „компьютерной“ субкультуры:

1. Идеологическая важность идеи технократизма; идентификация с определенными видами программных продуктов или компьютеров, вплоть до того, что предпочтение тех или иных программных продуктов становится критерием разделения самих „компьютерщиков“ на группы (Меламуд, 1996; Васюков, 2000).

2. Идея индивидуализма, индивидуальных достижений и индивидуального успеха. Пример многих лидеров сегодняшней компьютерной и программной индустрии убеждает молодое поколение, что успех на этом поприще присущ, прежде всего, ярко выраженным талантливым индивидуалистам.

3. Высокий уровень образования, достиженческая ориентация. Так как приобщение к компьютерной субкультуре требует от своих новых членов достаточно высокого образовательного и имущественного ценза, это формирует особый отпечаток общего и профессионального стиля представителей субкультуры. Они много и хорошо учатся, стремятся иметь высокие, достойные заработки. Среди них редко можно встретить человека, полностью недовольного жизнью.

4. Компьютерная субкультура обладает замкнутостью, что, собственно, и делает ее субкультурой. В силу замкнутого характера компьютерщиков (по сравнению с остальными сообществами), элитарности их образования, специфики деятельности существует определенная — не абсолютная — изолированность компьютерщиков, кибернетической культуры от остальных субкультур общества (Васюков, 2000).

В дополнение к изложенным особенностям компьютерной субкультуры, а именно, в качестве развития тезиса о важности индивидуальных достижений и вообще важности достиженческих ценностей как ценности компьютерной субкультуры, мы можем предположить и ряд других отличий представителей компьютерной субкультуры представителей субкультуры „некомпьютерной“.
Предположительно, эти различия можно констатировать в следующих областях:
1) Деятельность (ощущение субъективного дефицита времени, наличие либо отсутствие культуры планирования, полагается ли человек на тех средства или же не зависит от них, наличие организационной культуры)

2) Межличностные отношения (социальная сеть шире, за счет применения электронной почты и сети в целом, большое количество поверхностных связей — в противовес небольшому количеству стабильных социальных связей у „некомпьютерных“, подход к командообразованию (стремление набирать команду, а не отдельных людей), принятие и практика опосредованного общения (через сеть, а не лично).

3) Образ Я (идентификация с группой „компьютерных“, представление о себе как о носителе тех или иных качеств, ценностей, интересов и увлечений, имеющих отношение к использованию компьютера.)

В свете проблемы исследования: изучение возможностей методики „тест символического пространства“ в выявлении особенностей неосознаваемых аспектов представления о себе, и, в частности „Образа Я“, наиболее важным с точки зрения нашего исследования является сравнение представление о себе в группе „компьютерных“ испытуемых и в группе „некомпьютерных“ испытуемых.
  Проблема исследования - изучение возможностей методики „тест символического пространства“ в выявлении особенностей неосознаваемых аспектов представления о себе.

Предмет исследования — изучение возможностей методики „тест символического пространства“ в выявлении особенностей неосознаваемых аспектов представления о себе „компьютерных“ респондентов по сравнению с „некомпьютерными“.

Цели исследования:

1) нахождение конкретных различий в представлениях о себе „компьютерных“ и „некомпьютерных“ респондентов;
2) исследование возможностей применения теста социокультурного пространства.
Задачи исследования:
1) получение 2-х наборов образов, которые пользуются привлекательностью для испытуемых.
2) выделение сходства и различий в выборах „компьютерных“ и „некомпьютерных“ испытуемых, на основе анализа мотивировок выбора тех или иных образов.
3) сопоставление результатов модифицированного теста символического пространства с результатами теста „Кто Я?“ Куна-Макпартленда.
Объект исследования — „компьютерные“ (12 человек) и „некомпьютерные“ (12 человек) респонденты.

Критерии отнесения к группе „компьютерных“.
К этой группе были отнесены программисты, веб-дизайнеры, системные администраторы, проджект-менеджеры Интернет-проектов. Общим критерием для включения их в эту группу — было то, что все респонденты работают непосредственно на компьютерах, и то, что у них получается в результате, опять-таки используется для компьютера тем или иным образом. Говоря иными словами, все опрашиваемые респонденты работали на изменение „компьютерной реальности“.

Критерии отнесения к группе „некомпьютерных“.
Критерием отнесения к этой группе было то, что хотя значительная часть респондентов и владела навыками пользователя компьютера, но основная работа с помощью компьютера была направлена не на изменение „компьютерной реальности“, а на более прикладные области — бухгалтерский учет, экономика, делопроизводство. Или же, если основная область работы не была связана с компьютером — он обычно использовался для развлечения, и эпизодического набора текстов (интеллектуальная печатающая машинка).

В ходе исследования были проверены следующие гипотезы:

1. тест символического пространства позволяет выявить неосознаваемые аспекты представления о себе.
2. представление о себе „компьютерных“ и „некомпьютерных“ респондентов отличается по ряду параметров.
Методика исследования — модифицированный тест символического пространства.

Испытуемым предъявлялся набора картинок, которые относятся к различным сферам жизнедеятельности (оригинальный набор, + дополнение к нему), после чего следует инструкция выбрать из набора те картинки, с помощью которых можно описать себя незнакомому человеку.

Данная методика была разработана В.Э. Меламудом в 1995 году, а с тех пор появились новые культурные образы (например, киберпанк). В связи с этим, набор образов был дополнен набором изображений (62 карточки), наиболее популярными и часто встречающимися в средствах массовой информации.
Их можно разделить на несколько частей:

1) более современная компьютерная символика, в т.ч. киберпанк (образы, наиболее ярко выражающие приверженность к компьютерной субкультуре).
2) Более современная компьютерная техника.
3) Символы поп-культуры
4) Более широкий набор изображений ситуаций взаимодействия с компьютером
5) Компьютерный юмор.
6) Агрессия (набор картинок, прямо или косвенно свидетельствующий об агрессии людей по отношению друг к другу).
7) Откровенные парные отношения (эротика).
После того, как респонденты выбирали набор картинок, репрезентирующий их, с ними проводится беседа о том, по каким причинам человек выбрал ту или иную картинку. Затем проводится анализ по каждой группе респондентов отдельно, выделяются инварианты образов, которые наиболее часто используются в каждой группе респондентов. Проводится качественный анализ высказываний людей о том, почему они выбрали ту или иную картинку.

Результаты, полученные при анализе выборов респондентов (количество „компьютерных“ и „некомпьютерных“ респондентов, выбравших ту или иную картинку), а также те картинки, по которым были получены различия, приводятся в Приложении.

Качественный анализ выборов и их мотивировок показал, что наиболее явные различия в выборах „компьютерных“ и „некомпьютерных“ респондентов могут быть обозначены как „ценности изменения“ (у компьютерных) — „ценности сохранения“ (у некомпьютерных) и „технология“ (у компьютерных) — „природа“ (у „некомпьютерных“). Таким образом, с помощью модификации методики символического пространства были выявлены противоположные по смыслу ценности „компьютерных“ и „некомпьютерных“ респондентов.

По результатам, приведенным в приложении, очевидно, что выбор испытуемыми тех или иных картинок отнюдь не случаен. Но если отметить количество и процентное соотношение выбранных картинок, то можно отметить, что в целом, компьютерная выборка является более „монолитной“, то есть, существуют ценности, которые строго выбираются большинством. В то же время, у „некомпьютерной“ выборки больше разнообразных ценностей, она более диффузна. По всей видимости, это можно объяснить неоднородностью выборки, т.к. в отличие от „компьютерных“ респондентов, которые работают все примерно в более-менее одинаковой сфере, в нашу „некомпьютерную“ выборку попали экономисты, бухгалтера, историки, и прочие представители различных профессий. Кроме этого, достаточно важным  является тот факт, что практически все представители „компьютерной“ выборки — это средний класс и выше, в то время, как выборка „некомпьютерных“ респондентов не отличается столь высокой однородностью. Поскольку это исследование является пилотажным, то мы все равно можем предположительно выявить некоторые тенденции, но при проведении широкомасштабного исследования, необходимо подбирать выборку более уравновешенную.
Перейдем теперь к интерпретации полученных результатов.

2.1. Ценности изменения („компьютерные“) — ценности сохранения („некомпьютерные“)

Вначале необходимо уточнить, на основе каких параметров те или иные выборы квалифицировались как предпочтение тех или иных ценностей — „ценности изменения“ и „ценности сохранения“?

Ценности изменения можно определить как стремление к новизне, риску, предпочтение функциональных, более эффективных способов действия, в противоположность традиционным, но менее эффективным. В общем виде — это тенденция к увеличению напряжения. В проведенном исследовании, ценности изменения представлены следующими категориями:

- риск
- актуальная мобильность (возможность получить желаемое с минимальным количеством затрат времени)
- социальная мобильность
Ценности сохранения можно определить как стремление к поддержанию гомеостаза, статичности в противовес ценностям изменения. В нашем случае, ценности сохранения — это:
- физический комфорт
- тенденция выбирать те виды еды и напитков, на приготовление которых — или на приготовление к употреблению которых — нужно тратить время
- религия
- традиционная семья (семья из трех поколений)
- античная — т.е. традиционная — культура
- поп-культура с уклоном в прошлое
- патриотизм
- состояния сознания, явно снижающие эффективность деятельности
Рассмотрим различия ценностей по „компьютерным“ и „некомпьютерным“ респондентам. Подробные различия и картинки, выбранные респондентами, приводятся в Приложении.
 
„Компьютерная“ выборка (ценности изменения) „Некомпьютерная“ выборка (ценности сохранения)
Параплан (отдых, связанный с риском)
 
бассейн ( спокойный отдых) 
Эмиграция (отдых за границей) салют над Кремлем (мотивируется любовью к Москве, любовью к Родине)
Пиво — как „мобильный стимулятор“, к употреблению которого не нужно готовиться Вино  — тот напиток, к потреблению которого нужно готовиться, в отличие от пива
  еда, которую нужно готовить ( сырые овощи) — не социальная еда  ( картинка с праздником),  и не роскошь ( черная икра и коньяк)
  Шварценнегер (поп-культура)
  диснеевский мультфильм (поп-культура)
  Православная церковь (религия)
  античная скульптура (Венера) (античная культура, т.е. культура прошлого)
  антикварная мебель (мотивируется любовью к комфорту или антиквариату)
  семья из 3-х человек (3 поколения, т.е. более традиционная семья)
  затмение (склонность к сосредоточению на внутренних состояниях, невозможность себя контролировать)

Вначале необходимо объяснить, почему выбор тех или иных картинок был квалифицирован нами как предпочтение ценностей изменения, а не ценностей сохранения.

Такое обоснование удобнее сделать, если найти явно противоположные друг другу ценности у „компьютерных“ и „некомпьютерных“. В нашем исследовании были выявлены следующие „ценностные оппозиции“:

 - пиво как противоположность вину и овощам
 -  эмиграция как противоположность патриотизму (социальная мобильность — традиционализм)
 -  параплан как противоположность „бассейну“ (риск — физический комфорт)
Выбор пива, скорее всего, обусловлен тем, что пиво в понимании „компьютерных“ испытуемых является мобильным стимулятором, которым можно достаточно быстро снять напряжение (например, в обеденный перерыв), в отличие от вина, которое следует потреблять в особых условиях — праздник, ресторан, и т.п.

Далее, если изменение привлекательно само по себе, то, возможно, что будет привлекательна и ценность риска (как в случае парашютного спорта). Отсюда следует предпочтение экстремальных видов спорта (парашютный спорт, планеры). Это предпочтение выразилось в более частом выборе „компьютерными“ картинки с парапланом, в отличие от „девушки на сноуборде“, которую и „некомпьютерные“ и „компьютерные“ выбирают одинаково часто.

Эмиграция, или же отдых за границей, имеют схожую мотивировку — в случае эмиграции это желание заниматься профессиональной деятельностью за рубежом (т.е. получать более высокую оплату и большее признание), а в случае отдыха за рубежом это, как правило, мотивируется профессиональной деятельностью, которая помогает в финансировании данного отдыха. В обоих случаях, а особенно в случае эмиграции, выбор изображения европейского города мотивируется большей социальной мобильностью „компьютерных“ испытуемых, что было квалифицировано нами как выраженность ценностей изменения.

„Некомпьютерная“ выборка представлена более традиционными ценностями, которые можно также обозначить как ценности сохранения. Сюда можно отнести религию, спокойный отдых (бассейн), семью из трех поколений, мебель (комфорт), а так же скульптуру венеры — как представителя античной (т.е. традиционной) культуры. Кроме того, здесь же можно упомянуть вино и овощи. Вино — поскольку его употребление происходит либо в семейном кругу, либо по случаю торжества (т.е. требует специальных условий, в отличие от пива). Овощи — поскольку их нужно готовить, а не разогревать, как, например, fast food.

Выбор картинок с Шварценнегером и диснеевским мультфильмом может объясняться приверженностью к поп-культуре. В отличие от „некомпьютерной“ выборки, „компьютерная“ реже смотрит телевизор (т.к. получает информацию по другим каналам), а так же, отдельные особи в „компьютерной“ выборке тяготеют к индивидуализму.

Сложнее объяснить выбор картинки с затмением и мотивировку выбора (склонность к сосредоточению на внутренних состояниях, невозможность себя контролировать). Можно предположить, что представители „компьютерной“ выборки, в условиях постоянного субъективного дефицита времени, не могут себе позволить утрату контроля над собой, т.к. в этом случае они не смогут следить за ситуацией, которая динамична, и изменяется очень быстро. В отличие от них, „некомпьютерные“ испытуемые могут позволить себе временную потерю контроля над собой, вероятно, потому, что их темп жизни медленнее, и снижение эффективности деятельности для них безразлично. Выбор картинки „затмение“ и ее мотивировка также может свидетельствовать о нежелании полностью брать на себя ответственность за свои действия у „некомпьютерных“ респондентов.

Выбор картинки с изображением салюта над Кремлем „некомпьютерные“ респонденты объясняли чаще нейтральным, или скорее положительным отношением к Москве, в то время как „компьютерные“ испытуемые чаще характеризовали эту картинку как красивый вечерний пейзаж, безотносительно к Москве. Предположительно, данные различия в выборе можно интерпретировать как ориентацию на эмиграцию (ценности изменения) у „компьютерных“ специалистов.

Возникает вопрос — почему „компьютерные“ испытуемые предпочитают ценности изменения?
Выбор „компьютерными“ испытуемыми ценностей изменения можно предположительно обосновать тем, что поскольку все они находятся на „гребне“ современной технологии, мейнстрима, то их выбор предопределен утилитарностью данной вещи или действия, т.е. должен занимать минимум времени или вложений, при максимуме эффективности (пиво в противоположность вину и овощам, которые надо готовить).
Вторым объяснением могло бы быть то, что те, кто исходно предпочитает ценности изменения, в конце концов, оказываются причастными к информационным технологиям, поскольку это та область, которая в последнее время меняется наиболее интенсивно. Отсюда — предпочтение „компьютерными“ неутилитарных ценностей риска — представляется, что если изменение привлекательно само по себе, то, возможно, что будет привлекательна и ценность риска (как в случае парашютного спорта). Отсюда — предпочтение „компьютерными“ связанных с риском экстремальных видов спорта (парашютный спорт, планеры). Это предпочтение выразилось в более частом выборе „компьютерными“ картинки с парапланом, в отличие от „девушки на сноуборде“, которую и „некомпьютерные“ и „компьютерные“ выбирают одинаково часто (сноуборд — также динамичный, экстремальный, но не связанный с риском вид спорта).

2. „Технология“  — природа»

Далее, мы анализировали выборы по другой ценностной дихотомии: «технология-природа». Здесь также были выявлены различия в выборах между «компьютерными» и «некомпьютерными» респондентами.
 
«Компьютерная» выборка («технология») «Некомпьютерная» выборка («природа»)
Компьютер «Sun» детеныш тюленя (любовь к животным)
лаборатория с приборами цветы (любовь к природе)
видеоплата тигры (любовь к животным)
фьорд (пейзаж, похожий на компьютерное изображение; без людей и животных) пальма (любовь к природе)
  жирафы (любовь к животным)

Деление на «технологию- природу» достаточно условно. В принципе, любовь к природе и/или животным присутствует у обоих выборок — как у «компьютерной», так и у «некомпьютерной». Но следует отметить, что картинку «детеныш тюленя» выбирают в большинстве именно «некомпьютерные» испытуемые (они же выбирают большее число картинок с другими животными), и если любовь к природе наличествует у «компьютерных» испытуемых, то она менее сентиментальна.

Следует упомянуть, что «компьютерные» испытуемые соотносят себя с технологией, так как она является одним из немногих маркеров принадлежности к компьютерной субкультуре. Небольшое число маркеров обусловлено тем, что как субкультура, компьютерная субкультура еще очень молода, и различные маркеры отдельных субкультур внутри компьютерной субкультуры не являются универсальными (под отдельными субкультурами понимаются такие течения как FIDOшники, хакеры, и т.п.).

Затем в рамках проверки гипотезы о различных диагностических возможностях теста символического пространства и методики «Кто Я?», был произведен анализ вербальных самоописаний «(Кто Я?») и мотивировок выбора картинок.

По результатам, полученным с помощью методики «Кто Я», проводилось сравнение количества социально-ролевых и персональных высказываний у «компьютерных» и «некомпьютерных» респондентов. К персональным идентификационным характеристикам традиционно относят самоописания посредством личностных черт, коммуникативных особенностей и увлечений (например, «Я — умный», «Я — жесткая», «Я люблю жаркую погоду», «Я хочу многого добиться в жизни», и т.п. ). К социальным характеристикам относились самоописания в терминах тех или иных социальных ролей (например, «Я — человек», «Я — женщина», «Я -программист», «Я — ювелир» «Я — меломан», « Я — читатель» и т.п.) Также сравнивалось количество высказываний, относившихся к профессии респондента, как персональных, так и социальных. Полученные результаты были сведены в таблицу.

Характеристики «Компьютерные» «Некомпьютерные»
Социально-ролевые 8,8 8,6
соц. — ролевые профессиональные 1,9 0,8
личностных 10,4 12
личностных профессиональных 0,5 0,2

Очевидно, что профессиональных характеристик в самоописаниях у «компьютерных» респондентов больше в 2 раза, чем у «некомпьютерных». Возможны следующие варианты объяснения этого факта:

 — потому, что у «компьютерных» профессия более востребована обществом и, следовательно, является источником более позитивной идентификации
— потому, что среди «некомпьютерных» больше неработающих (3 неработающих «некомпьютерных» по сравнению с 3-мя неработающими ""некомпьютерными)
Что же касается собственно различий вербальных самоописаний «(Кто Я?») и мотивировок выбора картинок, то можно отметить, что в самоописаниях респондентов больше ролевых характеристик, личностных качеств, более высокий уровень обобщения («Я — вообще»). Т.е. «Кто Я» может быть использован для диагностики структуры идентичности лучше, нежели для диагностики ее динамики, мотивов и потребностей.

В тесте символического пространства чаще встречаются такие формулировки, как «я люблю», «мне нравится» — этот тест ближе к исследованию мотивации, позволяет лучше ее изучить, чем методика «Кто Я».

По каким причинам методики, направленные на диагностику самосознания (что следует из инструкции), показывают разные результаты?

«Кто Я?» стоит на более высоком уровне абстракции, нежели «тест символического пространства», т.к. тест «Кто Я?» — вербальный. Самоописания в методике «Кто Я?»  отражает идентификация как способ решения проблемы — Я — одно, но не другое. Любое словесное обозначение предполагает существование своей альтернативы, и в этом отношении дихотомично. В самоописаниях пишутся ответы на внутренние вопросы — Я — это то-то или не то-то? (христианин или язычник? гностик или агностик? карьеристка или нет (насколько для меня важна карьера?) мать или нет (хорошо ли я соответствую роли матери? программист или так себе? я — жесткая или мягкая? я — добрая или не очень? у меня нет в/о?, зато я ювелир) То есть, возможно, вербальные самоописания — это тот срез самосознания, в котором происходит решение проблем, и отражается в нем более актуальная проблема — т.е. то, что требует решения, а не просто предпочтения и склонности. В том числе поэтому «Кто я?», совершенно очевидно имеет крен в сторону социально-ролевого описания личности, в отличие от «теста символического пространства», который содержит сведения о ценностях.

В «тесте символического пространства» нам видна та часть идентичности, которая не содержит ответов на вопросы и не предполагает дихотомии, поскольку эта методика, очевидно, измеряет нечто из области бессознательно, а бессознательное — в отличие от сознания — не знает дихотомий. То есть это мотивы и ценности, которые ни с чем не сравниваются. (Отсюда — большая часть мотивировок в тесте символического пространства такого рода, как «мне нравится», нежели «Я — то-то»).

1. В результате исследования были выявлены различия по двум параметрам между выборкой «компьютерных» и некомпьютерных испытуемых. В первом случае эти различия проявились в том, что при дихотомии «ценности изменения — ценности сохранения». «Некомпьютерная» часть выборки выбирала ценности сохранения, а «компьютерная» — ценности изменения. Во втором случае различия были выявлены при дихотомии «технология-природа», «компьютерная» часть выборки выбирала технологию, а «некомпьютерная» — природу. Таким образом, гипотеза о том, что представление о себе «компьютерных» и «некомпьютерных» испытуемых отличается по ряду параметров, подтвердилась.

2. Так же, в результате того, что мы просили испытуемых объяснить свой выбор, стало возможным более точно отбирать значимые для всей группы картинки, поскольку нами была проделана качественная интерпретация мотивировок испытуемыми своего выбора, вследствие чего методика приобрела большую точность, и удобство в интерпретации, чем в предыдущих исследованиях, когда испытуемые не давали интервью по поводу выбора тех или иных стимулов. Мы смогли получить более видимые результаты при подтверждении гипотезы о том, что представление о себе «компьютерных» и «некомпьютерных» испытуемых отличается по ряду параметров.

3. В результате исследования подтвердилась гипотеза о том, что с помощью теста символического пространства можно измерить неосознаваемые аспекты представления о себе. Испытуемые в основном выбирали ценности, в то время как при использовании методики «Кто Я?» преобладали ролевые характеристики. Так же, эта гипотеза подтвердилась косвенно — тем, что испытуемые нередко «заминались» при объяснении мотивировок того или иного выбора. В то же время, следует отметить, что большую часть своих мотивов испытуемые были в состоянии объяснить достаточно адекватно.

4. Были выделены преимущества и недостатки «теста символического пространства»
Преимущества:

 - Методика не вербальна, а следовательно, менее искажается социальной желательностью. Кроме этого мы можем с достаточно большой достоверностью выявить те или иные предпочитаемые ценности.
— Поскольку методика является индивидуальным, а не групповым по способу проведения методом исследования, то при ее применении отсутствуют недостатки групповых методик, как например, фокус-группы.
-  При применении интервью с испытуемым о мотивах выбора тех или иных картинок, мы можем с большой достоверностью судить о его ценностных ориентациях. Фактически, использование этой методики позволяет изучить собственно смысловую, мотивационную сторону представления о себе, в противоположность существующим метолам исследования самосознания.
Недостатки:
-  Большие затраты времени на индивидуальную работу с каждым испытуемым.
— Возможно, что набор образов, отбираемых испытуемым не устойчив. В качестве решения этой проблемы можно было бы проводить повторный опрос испытуемого через некоторое время, и выбирать из его ответов только те, которые были выбраны дважды.
-  Необходимость адаптации методики на большей выборки.
-  Необходимость ввода дополнительных изображений. В частности, некоторые испытуемые хотели выбрать домашних животных, однако в наборе картинок их не было. Как не было и изображения маленьких детей, вследствие чего многие испытуемые выбирали картинку под номером 160 (см. приложение).
Таким образом, набор изображений, используемый для «теста символического пространства», и сама адаптация методики нуждаются в дальнейшем усовершенствовании. Использованный в данном исследовании тест символического пространства позволяет выделить некоторые инварианты, с которыми респонденты себя идентифицируют. На основе различного выбора картинок мы можем судить о социокультурных различиях между исследуемыми группами. При этом часть картинок является общей для обоих групп; соответственно, мы можем получить универсальные инварианты, которые можно использовать в рекламе, не ориентированной специально на целевую группу «компьютерных» или «некомпьютерных».

Можно предположить, что образы, выбираемые респондентом в тесте символического пространства, — это те образы, которые он хотел бы видеть присутствующими в своей рекламе. Однако это является достоверным только в том случае, если респондент положительно идентифицирует себя с теми образами, которые он выбрал. Возможно также, что на выбор респондентом образов, которые он хотел бы видеть в рекламе своей организации, оказывает влияние характер его идентификации с организацией. В дальнейших исследованиях мы собираемся проверить эти гипотезы на более широкой выборке.
1. Общая психодиагностика/ под редакцией А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1987.
2. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М.  Словарь-справочник по психодиагностике. СПБ., 1999
3. Васюков И.Л. Село Компьютеррово и его обитатели. Законы жизни компьютерной и ИНТЕРНЕТ культуры. 2000.
4. Луков В.А., Меламуд В.Э. Компьютер и школа: социокультурные последствия компьютеризации. М., 1998.
5. Меламуд В. Э. Компьютеризация средней школы как фактор межпоколенческих социокультурных различий. Дисс. кандидата социологических наук. М., 1996.
6. Мельникова О.Т. Качественные методы в решении практических социально-психологических задач. //Введение в практическую социальную психологию. М., «Смысл», 1997.
7. Соколова Е.Т. К теоретическому обоснованию проективного метода исследования личности. //Бессознательное. Природа. Функции. Тбилиси, 1978. Т. III. С. 623.
В приложении рассмотрены различия в выборах тех или иных картинок, а так же различия в мотивировке выбора. Приложение поделено на четыре части. Рассмотрены различия по полу в выборах, различия между группами «компьютерных» и «некомпьютерных» испытуемых. Также проанализированы картинки, выбираемые одинаково часто в обеих группах, при совпадении мотивировок. Картинки, выбор которых является частым, но сугубо индивидуальным, в приложении не рассматривались.

Приложения:



Оглавление:

  1. Приложение 1. Различия по полу в выборках.
  2. Приложение 2. Картинки, предпочитаемые «компьютерными» респондентами
  3. Приложение 3. Картинки, предпочитаемые «некомпьютерными» респондентами
  4. Приложение 4. Картинки, выбираемые одинаково часто «компьютерными» и «некомпьютерными» респондентами
Статьи автора

Количество статей: 420

 Статьи

Показать остальные статьиСкрыть остальные статьи

Версия для печати
Добавить в «любимые статьи»

Блоггерам - код красивой ссылки для вставки в блог
Информация об авторе: Константин Ефимов
Опубликовано: July 13, 2000, 12:00 am
 Еще для блоггеров: код красивой ссылки для вставки в блог

Комментарии

1 (гость) 06.06.2004 17:46

Классно!

2 (гость) 06.06.2004 17:46

По возможности развивайте свои проекты

3 (гость) 06.06.2004 17:46

сказать-то и нечего..

4 (гость) 06.06.2004 17:46

принаймні приємно, що іноді можна знайти в І-неті і те, що може статись в нагоді. Дякую за виконану роботу. З повагою, Дмитро. Місто Київ

5 Женя (гость) 06.06.2004 17:46

Хорошая работа

6 А.Козлова (гость) 06.06.2004 17:46

Большое спасибо за статью

7 Елена (гость) 06.06.2004 17:46

жаль не удалось скачать!

8 Amphibios (гость) 06.06.2004 17:46

Zeto

9 Ольга (гость) 06.06.2004 17:46

Спасибо огромное! Меня радует что эта тема интересна, что ею занимаются.

10 виктор (гость) 03.03.2005 00:27

У Вас получились очень интересные результаты, рад что этими занимаются :D

11 Андрей (гость) 15.01.2006 20:07

я не могу найти Тест-мира.. Прошу кто-нибудь дайте ссылку или как нибудь помогите!!!! мой e-mail : monyakman@mail.ru

12 Галина (гость) 18.10.2010 01:05

помогите выполнить работу по символдраме мотив цветок

Имя:
E-mail:
Open-ID:
введите код с картинки:


Правила:
Разрешены тэги: <b>, <i>, <u>. Если хотите дать ссылку - пишите ее просто: http://... Все поля обязательны. Ваш email на странице отображаться не будет.


Смайлики:
:) :( ;) :D :lol: :eek: :mad: :weep:
Текст сообщения:


Хотите зарегистрироваться на сайте?
Тогда можно будет комментировать, не вводя код.

Спамить бесполезно, все ссылки в комментариях идут через редирект.
Флогистон / публикации / психология и интернет / Возможности проективных техник в маркетинговых исследованиях
Обновления сайта в формате RSS Обновления сайта через LiveJournal © Copyright Flogiston 1998-2008 . О проекте По вопросам сотрудничества обращайтесь на адрес
Еще в рубрике:

4Максим Юрин
Видеозаписи лекций и конференций по психологии теперь можно бесплатно посмотреть в Интернете!


14В. Ю. Меновщиков
Психологическая помощь в сети интернет


7Анатолий Харитонов
Основные направления изменения личности современного человека в условиях информационного общества


19Юлия Кленова
Экспериментальное исследование взаимосвязи интроверсии и коммуникативной установки с Интернет — зависимостью


7О. Смыслова
Эмпирическое исследование психологических последствий применения информационных технологий.


26И. Шевченко
Некоторые психологические особенности общения посредством Internet


12Анастасия Жичкина
О возможностях психологических исследований в сети Интернет


100Анастасия Жичкина
Социально-психологические аспекты общения в Интернете


12Мясников Илья Николаевич
Возможность применения компьютерных игр в качестве проективного метода исследования личности.


8Эллина Губенко
Опросник установок по отношению к Интернету


12Смирнов Ф. О.
Естественный язык и компьютер: деструктивное влияние или очередной этап эволюции?


57В. Нестеров
К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностных коммуникаций в Интернете


18Анастасия Жичкина
Шкала Интернет-зависимости А. Жичкиной


6Львова А. И., Рязанцева И.А.
Интернет-тренинг как новая возможность групповой психологической работы


61Смирнов Ф. О.
Навигация веб-сайта: лингвокультурные особенности


28А.Е. Жичкина, Е.П. Белинская
Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью


19Мария Сокольская (Сутула)
Игровая деятельность в Интернете


4А.А. Сакбаев
Различия осознаваемых мотивов у подростков с разной степенью компьютерной ориентированности


15Смирнов Ф. О.
Язык общения компьютерщиков: потребность в аффилиации или нечто большее?


35Анастасия Жичкина
Взаимосвязь идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста


5Роман Золотовицкий
Интернет и социометрия


161М.С. Иванов
Формирование зависимости от ролевых компьютерных игр


62М.С. Иванов
Психологические аспекты негативного влияния игровой компьютерной зависимости на личность человека


13Евгения Раевская
Черты личности Интернет-зависимых и Интернет-независимых пользователей


23В. Голованевская
Особенности Я -концепции как фактор формирования аддиктивного поведения


9Софья Кремлева
Чат «Сибирские Партизаны» как сетевое сообщество


3В. Фриндте, Т. Келер
Публичное конструирование Я в опосредованном компьютером общении


25В. Нестеров
К вопросу о динамике сетевых сообществ


8И. Васюков
Село Компьютеррово и его обитатели (Законы жизни компьютерной и Интернет — культуры)


5И. Васюков
МЖК, КСП, ВОК и другие … в Интернет

Поиск